Главная Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Двойняшки Блэк

Гоблин

Я ничего не понимаю в физике. Нет, ну я, конечно, знаю, что Ньютону на голову яблоко упало, оттого он и придумал, то есть, простите, открыл этот чертов закон Гравитации. Про Эйнштейна я тоже читала. Теория относительности и все такое. Да, и еще атомная бомба. Такое изобретение, прямо скажу, которое можно было бы и не изобретать. Ну да Бог с ней,  атомной бомбой. Не в том суть. А суть собственно в этих изобретениях. И изобретателях. Я вот жила и думала о них. Никак не могла понять, как они это делают. Ну, в смысле, изобретают.

И вот, просыпаюсь одним утром. Утро так себе, дождик на улице. Да еще вдобавок у меня экзамен сегодня. По истории. «Любимый» предмет. Чувствую, что день будет… в общем, настроение пресквернейшее.

Встаю. Подхожу к зеркалу. Ох, ну и прическа! Ну да ладно. Причесываюсь, одеваюсь, беру учебники.

Набережная. Автобус. Метро. Ну все, приехала. Народу-то! Неужели все сюда? Захожу в аудиторию, подхожу к столу. Здравствуйте, имя, фамилия, берите билет. Вытаскиваю. Сажусь. Смотрю вопросы. Ну и дела! В голове пусто. Кто-то долго и нудно бубнит, отвечая на свой билет. Как я сюда попала? Ох, как спать хочется! Что? А, ну вот. Меня уже вызывают.

— Давайте билет. Ну, рассказывайте.

Рассказывать. Что рассказывать? А, вспомнила. Бывает же так, в самый последний момент перед полным провалом мозги начинают работать.

Начинаю говорить. Имена, фамилии. Рассказываю, честно говоря, паршиво. Сама это понимаю, но остановиться не могу. И вдруг перед всей этой компанией зеваю. Хорошо так, во весь рот. А потом еще раз и еще, и никак мой сонный организм не хочет прекратить это безобразие. А со мной вместе уже и студенты зевают, и вся комиссия. У всех глаза такие несчастные, невыспавшиеся.

— Ладно, — зевая, говорит профессор. — Идите.

— А как же экзамен? — зевая, спрашиваю я.

— Бог с ним. Тем более что вы уже достаточно полно раскрыли тему.

Достаточно полно? Ну он дает! Ну да ладно. Надо сматываться, пока не передумал.

Стоп, а чем это я пахну? Ландышами? Да нет, не ландышами. Вот дурочка! Сама надушилась чем-то, и сама не помню, чем. Ну я даю! Вышла из университета, счастливая, довольная, как никогда. Подхожу к киоску.

— Чипсы дайте, пожалуйста.

— Сейчас.

Роюсь в сумке в поисках мелочи, нахожу, поворачиваюсь к продавщице и снова зеваю. Вот еще новости! Раза три зевнула, да так, что, наверное, девушка все мои зубы успела пересчитать, вместе с пломбами. Смотрю, она тоже зевает. Я так растерялась, что вместо «спасибо» говорю ей:

— Приятного аппетита.

Продавщица только кивнула. Конечно, ведь с открытым ртом много не наговоришь. Но это еще что. Можно сказать, одиночный случай. А вот иду я дальше по улице, проходят мимо меня люди. Я зеваю, и они зевают. Главное, все. Мороженщики, дамы с собачками (причем не только дамы, но и их собачки), мужчины с дипломатами, мальчишки на роликах. Парочка мимо прошла, и, вместо того, чтобы целоваться, зевать начала. Ну, бардак! Что ж это, никто в нашем городе сегодня не выспался, что ли? Я решила эксперимент провести (давно ль заснул во мне большой ученый?). Закрываю рот, стискиваю зубы, чтоб ненароком не зевнуть, и иду. Подхожу, значит, к банку, вхожу внутрь и прямиком к охраннику. Он слегка оторопел, а потом, значит, спрашивает:

— Вам чего, девушка?

Я ему:

— Да так, — говорю, — спать не хочется?

— Да некогда мне, в общем, — удивляется он.

— Ага, — говорю, — а сейчас?

Зеваю. Опять же во весь рот. Потом еще раз и еще. На пятом зевке он сдался и тоже зевнул, да такой зевок сделал, почище моего будет. И говорит, опять же, зевая:

— Вас что, шеф ко мне послал? Проверяет, не засну ли я на посту?

— Да нет, — говорю, — это я так. Эксперимент провожу.

— А, — говорит он и зевает.

— Ну, пока.

Вот так так. И это охранник. А часы-то тикают. Уже без малого двенадцать, а он спать хочет. Никогда не буду хранить деньги в банке, разве что в банке из-под огурцов.

Прихожу домой, вконец обалдевшая от этого безобразия. Родители на работе, брат у подружки, а дома у меня тоже чем-то интересным пахнет. Принюхалась. Не понимаю. Войдя на кухню, обнаружила записку от мамы. Всегдашняя записка, уже не в первый раз такую получаю.

"Обед в холодильнике. Разогрей. И не забудь покормить гоблина".

Обязательно. Сейчас. У меня в аквариуме живет гоблин. Интересный, смешной такой. Я поискала его любимую еду (вообще, он больше всего любит булочки с маком, но их как раз сейчас не было), подойдя к аквариуму, я снова услышала тот же запах. Похоже, он из аквариума. Гоблин хитро посмотрел на меня и подмигнул. Я подмигнула в ответ. И вспомнила: это же он меня вчера обрызгал своей водой. Хм, приятно пахнет.

— Привет, гоблин. Поздравь, я экзамен сдала. Помнишь, я вчера тебе о нем говорила? Я так беспокоилась, так волновалась, а профессора все раззевались. Я, в принципе, тоже зевала. Прикольно так. Слушай, вообще весь город зевает. Я хожу, зеваю, и все зевают. Представляешь? Даже охранник в банке. Смешно, верно? Хотя, вообще, классно. Экзамен пролетел, мое желание сбылось, — я услышала звук ключа в замке, брат возвращается, причем, похоже, не один, а со своей драгоценной девчонкой. — Хорошо бы еще мой братец разошелся с этой дамочкой. Как она мне надоела, ты бы знал. И что он в ней нашел? Ни физиономии, ни фигуры, зато гонору на пятьдесят таких хватит. Хоть бы он ее бросил, что ли. Ты как думаешь? Секунду, а брызгаться-то зачем?