Главная Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы
Главная Новости Продолжения Апокрифы Стеб Поэзия Разное Публицистика Библиотека Гарета Таверна "У Гарета" Служебный вход Гостиная


Анаpэдэль

Большая игра

Дверь

Линни никогда раньше не бывал в этих местах. Он терпеть не мог новые многоэтажки и сам не понимал, что же тянет его сюда.

Квэн соскочил с подножки троллейбуса и уверенно зашагал вперед, перепрыгивая через кучи строительного мусора, каждую минуту рискуя свалиться в грязь и вывозить новые джинсы.

Мокрый ветер. С неба сыпалась какая-то гадость - не то снег, не то дождь... Рюкзак то и дело сползал с плеч, приходилось вытаскивать замерзшие руки из карманов куртки и поправлять лямки, тихо матерясь сквозь зубы.

Стройка... Ага. Где-то в заборе должна быть дырка. Нашел. Протиснулся. Осторожно ставя ноги в белых кроссовках, прошел по краю строительного котлована. Cтараясь не запачкаться, спустился вниз.

Дверь была низкая, деревянная, из занозистых неструганных досок. Линни почему-то точно знал, что ему именно сюда. Он потянул державшуюся на одном шурупе ржавую ручку. Полузасыпанная песком дверь не пошевелилась. Откапывать ее Линни совсем не хотелось. Он вздохнул и промурлыкал:

В ржавых петлях скрипит старая дверь двух миров...

К этим строчкам почему-то ни к селу ни к городу прицепились другие:

Просыпайся - за нами пришли...

Линни усмехнулся про себя: вот уж не думал, что такое безумное сочетание сработает как заклятие открытия Путей. Он вошел.

Четыре относительно чистых каменных ступеньки вели вниз. Дальше начинался длинный коридор, освещенный тусклыми лампочками - вроде тех, какие обычно горят в вагонах метро. Впрочем, ряд лампочек скоро кончился, а из стены выступил призрак. Черный плащ до полу, низко надвинутый капюшон ( Естественно, ведь лиц у таких не бывает...), белые светящиеся глаза. Нечисть медленно приблизилась к квэну и загородила ему дорогу.

- Крохорья развелось - отстреливать пора! - проворчал юный волшебник, небрежно отстраняя наглеца. -Пшел вон, я тебя не боюсь!

Яркая белая вспышка - и крохор спрятался обратно в стену.

- Ну надо же... - слегка удивился Линни. - Я ведь ничего такого не сделал... Только отодвинул - и вот на тебе! Может, покрутел за полгода и сам не заметил?

Коридор внезапно закончился полукруглым залом с витыми колоннами. Золотистый свет струился, кажется, с потолка, а на полу валялись всякие украшения: кольца, подвески, браслеты... Линни остановился и присвистнул.

- Охренетеньки!

На куче сокровищ сидел с отрешенным взглядом какой-то смутно знакомый темноволосый квэн. Он перебирал вещь за вещью, раскладывал их по кучкам, пристально разглядывая каждую и что-то тихо бормоча.

- Ломион! - воскликнул Линни. - Вот так встреча, десять зеленых назгулов!

...Когда-то они крепко дружили - Линни и Ломион. Ломион в те времена уже второй год тусовался у Трех сосен, а Линни пришел туда всего лишь в третий раз. Ломион писал песни, которые уводили в иные миры, а Линни любил их слушать. У Ломиона были тонкие пальцы - все в порезах, ссадинах, синяках и застарелых и свежих ожогах кислотой. Он умел делать красивые серебряные фибулы и венцы. Друзьям он их дарил, а всем остальным продавал. Ему покорялись струны и мелодии - он пел о далеких мирах и битвах прошлых лет, о королях, о звездах и о том, как нелегко сохранить себя, живя на Земле. А Линни рассказывал сказки о зеленом солнце и белых башнях, о кораблях и мореходах, о мире, который, наверное, когда-нибудь возродится. Они с Ломионом часто ночами зажигали свечи, пили вино и шепотом, чтобы не разбудить родителей, говорили о том, как вернутся Домой. Дом у них был разный, но тоска - одна.

Но потом Ломиона как подменили. Он стал носить платье, называть себя в женском роде, а однажды заявил, что никаких других миров, кроме этого, не существует, что они - выдумка дьявола. Линни до сих пор с тайной грустинкой вспоминал долгие ночные беседы и тост, который друг всегда произносил с улыбкой: "Желаю тебе не дожить!"

Как-то раз Линни позвонил ему - просто так, поздравить с днем рождения, и услышал в ответ:

- А... Знаешь, все это было так давно... Зачем вспоминать?

- Как зачем? - слегка опешил Линни. - Ведь хорошо было!

- Ну было...- улыбнулся в трубку Ломион. - А теперь все иначе. У меня своя жизнь, у тебя своя...

Линни вздохнул и попрощался. Действительно, зачем вспоминать?

Для Линни в новой жизни Ломиона места не нашлось, да он и сам не слишком рвался туда. Дружба кончилась. И вот...

- Ну и встреча! - Линни никак не мог опомниться.

Отшвырнув носком кроссовки какую-то диадему, чтоб не путалась под ногами, он рванулся к Ломиону. Тот по-прежнему ничего вокруг не замечал. Держа на ладони какой-то браслет, он монотонно повторял:

- У меня руки растут из задницы. Мне никогда такого не создать.

Линни взял друга за подбородок и заглянул ему в глаза. Ничего, кроме серой паутины и усталости, он там не увидел.

- Голова у тебя растет из задницы, вот что, - невежливо сообщил юный маг, разжимая ледяные пальцы Ломиона и отнимая у него браслет. - Брось бяку. Я, между прочим, за тобой пришел.

Хм... А ведь, наверное, и правда - за ним...

- Хватит дурака валять. Поднимайся и пошли отсюда. Нечего тебе здесь делать...

Ломион послушно встал и за руку с Линни двинулся к выходу. Тут из стены выступили сразу три крохора. Один из них ухватил Ломиона за рукав и гнусаво просипел:

- Это моя душа!

- У тебя вообще нет души!- безбоязненно огрызнулся Линни. - Вот я на вас Хранителю Звездного Круга пожалуюсь! Совсем распустились... Ага, испугался?!А ну, дай пройти, зар-раза!

- Мелкая подвальная нечисть, а понтов - как у Люцифера! - пояснил Линни Ломиону, когда они зашагали по коридору. -Э, э! Погоди-ка, почему это мы не движемся? Ты случайно ничего из той комнаты с собой не прихватил? Что-то я не припомню у тебя такого кольца... И цепочка, похоже, не твоя. Оставь все здесь, а то мы никогда отсюда не выберемся!

- А?..- недоуменный взгляд серо-голубых глаз.

- Бэ! Пошли, говорю!

Линни бесцеремонно вытряхнул из карманов Ломиона все, что тот успел подобрать в сокровищнице.

- Линнаро?.. Скажи-и мне-е... Зачем ты меня сюда приве-ел? - в своей обычной манере, слегка повышая тон к концу фразы, поинтересовался Ломион.

- Ты сам здесь застрял, - не останавливаясь, сообщил Линни. -А я тебя вывожу. И запомни, будь любезен: это место не для тебя. Еще бы чуть-чуть - и не видать тебе Дома, как своих ушей.

- О Эру! - вздохнул Ломион.

- И Эру бы тебе не помог, - подытожил Линни.

...Ветер бросил им в лицо холодный дождь. Накрывшись одним плащом, квэны побежали к остановке. Им повезло: троллейбус приехал довольно скоро. Плюхнувшись на мягкие сиденья и пытаясь согреться, бывшие друзья старались не встречаться глазами.

Ныряя в метро, Ломион уже нормальным голосом заявил:

... - Ну ладно, мне пора, у меня сегодня в клубе тренировка. Звони, если хочешь...

"Ну, как всегда... - усмехнулся про себя Линни. - Вытащишь кого-нибудь из глубокой задницы, а тебе за это даже спасибо не скажут. Нормально".

Ломион двинулся к своему подъезду, а Линни поймал троллейбус и поехал обратно: ему захотелось вернуться к этой странной двери...

Тусовка

...Запищал модем, сообщая, что пришла почта. Линни, широко зевая, спрыгнул с дивана и босиком прошлепал к компьютеру. Кому-то приспичило вернуть три года назад взятую книжку, кто-то звал на игру, кто-то требовал ОЧЕНЬ важного разговора.

"Это у Трех Сосен-то? - хмыкнул Линни. - Спасибо, не надо... Какие важные разговоры могут быть на тусовке? Не смешите меня".

Вечером, по старой памяти надев прикид, Линни поспешил в центр.

У Трех Сосен все было как обычно. Кто-то читал объявления, расклеенные на деревьях, кто-то пел, кто-то воодушевленно расписывал свои игровые приключения. Но в основном народ бегал кругами и искал знакомых. К Линни подлетела незнакомая девчонка в пестрой цыганской юбке.

- Существо, ты тут Балрога не видало?

Линни слегка поморщился: ясно ведь, что общих знакомых у них нет и быть не может...

- Видал. Он писать пошел, - с самым серьезным видом ответил он.

Дева удовлетворилась информацией и исчезла.

- А у нас на игре все будет по Профессору!

Линни приподнял бровь. Ну-ну... Опять затевается ролевушка под громким названием "Мистерия"... Как же-как же... Опять будет Финрод, который "Сильмариллиона" не читал, гитару в руках не держал, прикидом считает бандану с черепами и джинсы, но зато хорошо умеет драться на мечах. Знаем, кушали, невкусно...

- Я стихов не пишу! - с гордостью заявляет одна девица другой. - Я ничем таким не занимаюсь!

Н-да-а... Слов нет - одни шипящие.

- А мы на феодалку публичным домом едем!

..............................

- Не знаю, кто такой Тэм, но самый лучший в мире менестрель - Лосенок!

..............................

- Толкиен - это такой писатель, который придумал темных эльфов, гномов и кендеров.

..............................

- Она три мира в Бездну отправила! Но ты не думай, что она такая плохая - просто так надо было.

..............................

- Почесал я лапой в репе, вынул лапой из репы репей...

..............................

- Ништяк игрушка была, только водки мало оказалось...

..............................

- Помайдросил и бросил...

..............................

Вон Тинфанта стоит. Как всегда - глаза большие, несчастные, а вокруг три молодых человека соревнуются, кто лучше ее утешит. Если кому-нибудь из них это удастся, то Тинфанта, возможно, снизойдет и чего-нибудь споет... Ладно, возьмем на заметку. Песни у нее славные, вот только уговаривать почему-то не хочется... Пусть этим займется кто-нибудь другой.

Ой, Ломион! В старой майке с портретом какой-то рок-звезды, в потрепанных черных джинсах, окруженный толпой восхищенных девочек. Как всегда... Хорошо еще, хоть платье не надел.

Ломион посмотрел мимо Линни и обернулся к своим. Тоже как всегда. Ничего особенного не происходило...

- Линни! Мне с тобой поговорить надо! Ты мое письмо получил?

Кэйти... В цивильном сарафанчике, с растрепанной косой, с каким-то перевернутым лицом. Хм... С ней такое нечасто бывает. Видимо, действительно что-то стряслось.

- Получил. Только, ты знаешь, Три Сосны - не лучшее место для серьезных бесед. Может, поедем ко мне?

Кэйти энергично замотала головой.

- Ты же знаешь, меня муж не отпустит.

Ах, ну да... И хрена ей было выходить за Горного Тролля?.. Зачем только девы с радостью продают свободу и потом думают, что нашли свое счастье?

- Тогда пошли к Андуину.

Устроившись на нагретом солнцем камне набережной, Линни обхватил колено руками и вопросительно глянул на Кэйти.

- Ну? Что привело тебя ко мне? По-моему, ты уже давно решила, что общение со мной повредит твоему семейному счастью.

Та отвела глаза и стала нервно теребить фенечки на руке.

- Я не знаю, как начать...

- Да начни уж как-нибудь.

Кэйти собралась с духом и выпалила:

- Кто-то организовал Большую Игру!

- ХИ, что ли? - недопонял Линни. - Ну и что?

- Да нет! Это происходит во сне. Народ попадает в интересную игру, в которой каждому дают поиграть ту роль, о которой он мечтал.

"Раз - стилистическая ошибка, два - стилистическая ошибка... А еще на филфаке учится... Третий курс... Тьфу!"

- Ну, и?

Кэйти сделала страшные глаза.

- А тот, кто начинает играть, уже не может остановиться. Каждую ночь он уходит ТУДА и в конце концов не замечает, как перестает быть собой.

- Хм... А послать их на... - никак?

- Обратной дороги нет. Те, кто туда попадает, уже не могут вернуться. Ты видел, как за последние два года изменился знакомый народ?

- Кто да кто?

- Например, Тинфанто.

- ТинфантА, - жестко поправил Линни. - Она уже не считает себя нистано.

- Так я о чем и говорю! - живо откликнулась Кэйти. - Раньше был замечательный эльф, а теперь - вечно перееханная девица. И песен новых она не пишет, заметил?

- Заметил. Пока ее выручает былая слава, а дальше...Узрим.

- Грустно, правда? - искательно заглянула Кэйти ему в лицо.

- Устало существо, - пожал плечами Линни. - Бывает.

- Ну вот, Тинфанто... ой, то есть, Тинфанта, она ИГРАЕТ. И уже давно.

- Фью-у! Ну и дура, что дала себя поймать. Если тебе кто-то что-то во сне предлагает - надо всех сразу посылать. Русский мат знаешь как хорошо на всякую нечисть действует?

- Не все такие крутые, как ты! - воскликнула Кэйти.

- Если существо сделало свой выбор, - отчеканил Линни, - то его бесполезно просить и уговаривать. Все равно не послушается, а когда спохватится - поздно будет.

- Какой ты... - слегка отодвинулась Кэйти. - И тебе совсем-совсем не жалко народ, который уже никогда не сможет вернуться домой? Ты же всегда говорил, что Дом - это для каждого квэна святое.

- Говорил, - пожал плечами Линни. - Но что я могу сделать для тех, кто уже все решил? Если Тинфанта так себя ведет, значит, ей важнее здешнее благополучие, чем возможность сохранить себя. Значит, она не ценит Дом и не собирается туда возвращаться.

- Не она решила! - возмутилась Кэйти. - За нее решили!

- Ну и еще раз дура, что дала кому-то за себя решать.

- Злой ты стал... - на глаза Кэйти навернулись слезинки.

- Судьба моя такой, - развел руками Линни. - Ты же знаешь, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Без желания Тинки открыть ей путь Домой я не сумею. А она, по-видимому, уже давно об этом не думает.

- А может, она ночами плачет в подушку!

- А потом ее утешает очередной молодой человек, - сурово заключил Линни, поднимаясь. - Ладно, Кэйти. Должен тебе сказать, что во всю эту чепуху вроде насильственного закрытия Пути и незаметной потери себя я не верю. Без согласия существа ничего такого сделать нельзя. И вообще, почему ко мне никто не привязывается, черт возьми?! Почему все шишки валятся только на Тинфанту?

- А я-то думала...

- Что ты думала? И чем, позволь узнать?

- Я думала... Что ты поедешь с нами на обряд...

- ЧТО?! - На Линни напал нервный смех. -Нет, дитя мое, я в такие игры давно уже не играю... Ты отлично знаешь, что с твоим Троллем я на одном поле ...ать не сяду, а не то что в одном кругу работать... Он у тебя вампир.

- Мой Грызь вообще в поле ...ать не сядет! А к тебе он, между прочим, прекрасно относится!

- Так прекрасно, что устраивает мне скандалы на тему того, что ты со мной общаешься, а он ревнует!

- Да это он со всеми так... А на самом деле он хороший.

- Настолько хороший, что охмуряет всех тусовочных дев независимо от внешности и возраста... - хмыкнул Линни. - Кэйти, ты ведь всегда хотела выгодно выйти замуж? Ты это сделала. И оставь в покое мировые проблемы - в них и без тебя найдется кому разобраться...

И Линни снова вскарабкался по крутому склону на тусовочную площадку.

Там народу слегка прибавилось. Пришли хорошие знакомые, и Линни неплохо провел время. Вечером, уже в сумерках, его отловила Нимроделечка - лучшая подруга и ученица Кэйти.

- Как тебе не стыдно! Там Кэйти плачет!

- Ах она бедненькая! Носовой платочек не одолжить?

- Она говорит, - потряхивая жиденькими косичками, на которых звенели бубенчики, продолжала Нимроделечка, - что ты ее оскорбил! Ты засомневался в ее магических способностях!

- О боги! - картинно закатил глаза Линни. - Да, конечно, Кэйти - величайший маг всех времен и народов... уже третий месяц как не ученица.

- Ты знаешь, что все, о чем она тебе говорила - ОЧЕНЬ серьезно?!

- Ага... Ну просто очень... Особенно то, что ко мне Горный Тролль прекрасно относится.

- Ты знаешь, что Большой Игрой руководят Магистры? И то, что они находятся среди нас, ролевиков, и даже, может быть, у Трех Сосен?

- Девы! - простонал Линни. -Заведите себе молодых людей и успокойтесь на этом! Все заморочки - от недолюбленности, веришь?

- Ты знаешь, - не слушая, с круглыми глазами продолжала вещать Нимроделечка, - что каждого из нас могут заманить в Игру? Что делать, а?

- Повесить объявление, - лениво предложил Линни. - "Не ходите, дети, в Африку гулять!"

- Издеваешься, да?

- А фиг ли мне? Девы, вас папа-мама кормят, поят, за границу возят, а вам все чего-то не хватает. Чего? Острых ощущений?

- У нас все по правде! - захлебнулась Нимроделечка. - А ты... А ты... Вот попадешь туда сам - сразу смеяться расхочется!

- Не, я не попаду,- заверил Линни. - У меня, слава Эру, еще какие-то мозги сохранились... Будь здорова, дорогая. Передай мой горячий привет Горному Троллю.

Магистр

На этот раз коридор вывел Линни в полукруглую пещеру. Сквозь пролом светило яркое солнце и виднелся кусочек не по-московски яркого неба.

- Ах!

Линни раскинул руки и шагнул навстречу свету. Но тут на его пути возникли два странных существа - в серых плащах, с одинаковым суровым прищуром дымчато-зеленых глаз, и с черными кожистыми крыльями за спиной.

Линни слегка оторопел и попятился, но быстро сообразил, что, скорее всего, имеет дело со стражами и бояться их не стоит.

- Кто ты?

- Линнаро из Москвы, - честно признался квэн.

- Человек?

- Иной. Нездешний. Ушелец... Как там нас еще величают?

- Зачем пожаловал?

Линни тоскливо глянул на невозможно-синее небо, к которому не пускали, и тихо произнес:

- Небо серое, дома серые, город серый... Ноябрь слизал все краски. Я боюсь забыть о том, что бывает иначе. Пустите, пожалуйста... Хочу вспомнить, что на свете есть солнышко... Тогда легче будет ждать весны.

Стражи в изумлении переглянулись.

- Такого еще никто не просил... Входи.

...Рядом журчал ручеек. Линни устроился на горячем от солнца уступе скалы и стал разглядывать зеленую долину внизу. Наконец-то... Деревья, разноцветные бабочки и большущие бордовые цветы. Как будто и не было противного слякотного ноября, когда утром встаешь - темно, из института едешь - опять темно...

Солнце почему-то не двигалось. Так и стояло - чуть не дойдя до зенита. А, впрочем, какая разница... Главное, что оно есть.

Крылатый страж поманил квэна обратно.

- Тебе пора, - веско произнес он.

Линни вздохнул. Вот всегда так - ломают сказку в самый неподходящий момент... А разве бывают подходящие? - тут же спросил он себя.

- Ничего, - ободрил хранитель, - приходи еще.

Линни побрел обратно, совершенно не узнавая мест. Ага, вот, кажется, нужная дверь...Что за черт? Не открывается? Ладно, поступим, как тот ученик чародея из анекдота... Файербол! Ура, получилось. Стоп. Это не то место!!

- Это не то место!

Он оказался в школьном классе, из которого вынесли все парты. На стенах висели какие-то стенгазеты, вымпелы и лозунги. А возле окна, забитого досками, сгрудилась толпа квэнов в двадцать. Среди них не было ни одного знакомого. Народ что-то оживленно обсуждал и не заметил появления новичка. Линни немного постоял, соображая, куда его занесло, и хотел было выйти, но дверь куда-то подевалась.

- Что за шутки?! - рассердился он. - Я ж вам щас все разнесу!!

- Не трудитесь, коллега, - и к Линни подошел горбоносый дядечка лет сорока, в расшитом звездами плаще и мятых цивильных брюках.

Квэн презрительно выпятил нижнюю губу и отвернулся: в кругу его друзей такое смешение стилей считалось позорищем. И вообще, в этом возрасте не с девами хороводы водить надо, а детей воспитывать...

Но стоило только ему об этом подумать, как дядечка неузнаваемо изменился. Исчезли седина и морщины, темно-каштановые кудри охватил неярко блеснувший серебряный венец, с плаща убрались нелепые звезды и руны, а под ним оказалась искусно сшитая темно-синяя бархатная туника. Взору Линни предстал симпатичный молодой человек лет двадцати семи.

- Не тгудитесь, коллега, - с аристократическим петербургским выговором повторил он. - В пгошлый газ вы сами закрыли эту двегь охганительным заклятием, а потом забыли об этом.

"Действительно, что-то не припомню такого", - подозрительно подумал Линни.

- Когда вы ходили выгучать вашего, так сказать, бгата...- вкрадчиво продолжал тот.

- Да не брат он мне! - устало пояснил Линни. - Так, знакомый... Когда-то дружили.

- Это неважно. ЗДЕСЬ он станет вашим бгатом. Газве вам никогда этого не хотелось?

Линни не успел опомниться, как ни с того ни с сего выложил новому знакомому все о том, как ему тоскливо без Ломиона, как хочется, чтобы на полу снова горела свеча, чтобы негромко разговаривала гитара, а нос щекотали жесткие волосы друга.

- У вас очень сильная связка.

- Знаю, - насупился Линни. - А толку что?

- За этой двегью, - широким жестом указал маг-хозяин, - он станет вашим бгатом.

Линни взглянул туда, куда тот показывал - и вправду увидел дверь. Ему даже показалось, что Ту Самую...

- Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, - сбросил с себя очарование иллюзий квэн. - Я собираюсь обратно в Москву.

- Откгойте двегь - и ступайте на все четыге стогоны, - дружелюбно улыбнулся маг.

Линни подергал за ручку. Никакого эффекта.

- Что вы! Эти замки отпигаются только кговью.

Линни слегка испугался. Что-то он хотел сделать, что-то доказать - и никак не мог вспомнить, что именно...

- Вы должны газгезать вены перед этой двегью и окгопить своей кговью погог - только тогда вы сможете выйти.

- Вы что, офигели?! - не на шутку возмутился Линни. - Я в прошлом году уже пробовал резать вены. Больше не хочу. Это больно и неприятно.

- Сейчас не будет больно, - заверил маг. - А что касается вашего пгошлогоднего опыта... - тут он слегка улыбнулся - должен сказать, что вам не следовало покупать пачку лезвий на лотке "Все по 10".

"Откуда он это знает?!"

А маг между тем уже протягивал ему маленький кинжал из голубоватой стали.

"Магистр", - вдруг осенило Линни. - "Он не маг, он магистр..." Впрочем, едва появившись, эта мысль исчезла. Квэн послушно взял предложенный клиночек.

- Не беспокойтесь, я его пгевосходно наточил, - торопливо сообщил Магистр.

Линни кивнул и с чувством обреченности спросил:

- А как же я пойду, если кровь будет течь? Я же никуда не доберусь!

- Кговь ского остановится, я об этом позабочусь. Вы не ослабнете настолько, чтобы упасть по догоге.

- А, ну тогда ладно...

Линни закусил губу и занес лезвие над левым запястьем... На миг ему почудился отчаянный вопль Кэйти: "НЕ надо!!!"

"Изыди, глюк нездравый!" - отмахнулся квэн и решительно полоснул руку.

Магистр не обманул: действительно, было почти не больно...

...А Кэйти рыдала в квартире подруги над дорогим хрустальным палантиром. Жалобно всхлипывая, она полуобернулась к встревоженной Нимроделечке:

- Ох, Нимри, Нимри! И он тоже... Он разговаривал с Магистром. Он кровью полил свой путь. Теперь он всегда будет возвращаться... Ох, Нимри, Нимри, что же нам теперь делать?!

...Линни попробовал сжать кулак. Ничего не получилось. Клинок выпал. Магистр ловко подхватил его. Линни мужественно протянул ему правую руку:

- Боюсь, что не удержу инструмент... Давайте лучше вы.

Магистр понимающе кивнул. И вновь Линни послышался чей-то крик: "Не надо!!!" Лезвие слегка обожгло кожу... и только. Магистр отлично знал свое дело: никакой боли квэн не почувствовал.

"Вот бы мне в прошлом году такой клиночек!" - невесело подумалось Линни. - "Не позорился бы тогда перед всей тусовкой..."

Кровь остановилась. Путь был свободен.

- Линнаго, вы ведь всегда напеваете песни Ломиона, когда идете через непгиятные места?

"Он и это знает!"

- Газгешите дать вам один совет. Гогаздо большего эффекта можно было бы достичь, если бы Ломион шел с вами и сам пел свои песни.

Линни тяжело вздохнул. Крохорье, конечно, нечисть нестрашная и давно привычная, но идти через их владения рядом с другом было бы гораздо спокойнее. "Если с другом вышел в путь - веселей дорога!" - съехидничал он про себя.

- Он не пойдет со мной.

- Стоит вам только пожелать - и он пойдет.

Линни печально улыбнулся.

- Я не имею права решать за него.

Магистр слегка скривился при этих словах, но тут же взял себя в руки.

- Воля ваша. Ступайте.

И Линни шагнул через порог...

Игра

- А ну, вон отсюда все! - квэн сердито замахнулся на непонятливого крохора. - Я вам покажу, как со мной связываться! Я вам не смертный!

Когда отмахиваться от наседавшей со всех сторон нечисти надоело, Линни вспомнил о песнях. Странно... Десять тысяч раз пели "Путь в закат" - и никогда слова не забывались. А тут - нате... Куплеты путаются, слова какие-то не те подставляются.

- Хорошо, - вслух произнес Линни.- Вспомним что-нибудь еще разумное, доброе, вечное...

На ум пришло только старое-престарое заклятие открытия Путей:

- Если однажды шагнешь за порог
И встанешь на путь, что ждет впереди,
Дорога тебя вперед поведет...
Иди же по ней, пока можешь, иди!

Ага. Сработало! Прямо перед собой Линни увидел дверь темного дерева, покрытую лаком с золотым напылением. Ручка в виде львиной головы будто просила, чтобы за нее потянули. Линни так и сделал.

...И очутился в толпе незнакомых квэнов, которые играли явно во что-то очень интересное. Мимо Линни пронеслась девчонка в длинном шелковом платье, а за ней - парень в костюме золотого дракона. Вот дракон расправил крылья и взмыл под потолок. Линни так и сел: ни фига себе отыгрыш! Интересно, как он это сделал? И сколько баксов заплатил за такой шикарный прикид?

- Принцесса, бегите! Принцесса, спасайтесь! - хлопая себя по коленкам, надрывались две одетые фрейлинами девы.

Линни растерянно озирался и никак не мог понять, почему на него никто не обращает внимания. "Круто въезжают в роль, наверное..."

- Эй, ты что стоишь? - тут же подбежал к нему долговязый молодой человек, наряженный в черный бархатный камзол. -Играть хочешь?

- А во что?

- Да во что угодно! Вот у нас - феодалка. Чистое средневековье.

- У-у-у... Скучно.

- А с нами хочешь? - весело зазвенел струнами подошедший менестрель. - Мы по Профессору играем...

- Не-а...

Мимо снова пробежала запыхавшаяся Принцесса. И Линни понял, что хочет играть именно с ней.

- Спасайтесь! Принцесса, ради всех святых, скорее!

- Вот дуры! -не вытерпел Линни.

Он схватил тяжело дышавшую Принцессу и быстрым движением оттолкнул ее в сторону. Обернулся к подлетевшему Дракону.

- Огнем плюешься?

- Ф-фу-у! - выдохнул в ответ тот.

- Круто! - восхитился Линни.

"Черт возьми, чем же все это отыгрывается? До чего реально получается!"

- Ты - рыцарь? - просипел изрядно уставший Дракон.

- Не-а... Я маг.

- Сражаться будешь? - подозрительно осведомился монстр.

- Один вопрос по жизни мо?

- Мо, - согласился Дракон. - Новенький, что ли?

- Эге... А как здесь кастовка отыгрываются?

- Дурак, - меланхолически отозвался тот. - У нас все по жизни. Можешь - значит, скастуешь.

- Тогда я вызываю тебя на бой!

- Ну, давай.

Увернувшись от струи огня, Линни сложил пальцы щепотью и скомандовал:

- Вызываю Вечный Лед!

Ого! Вот это спецэффекты! Дракон замычал, точно школьник, залепивший зубы ириской, и повалился на спину, дрыгая всеми четырьмя конечностями.

- Издох, - констатировала Принцесса, брезгливо пнув носком бальной туфельки неподвижное чудовище.

- Пускай лежит десять минут и отправляется в Мандос, - потребовал Линни.

- У нас нет мертвятника, - снисходительно объяснил тощий парень с серебряной цепью на шее. - Убитый игрок продолжает игру сразу, как только может встать и оправиться от нанесенного увечья.

- Не понял... У вас что, пожизневая безопасность не соблюдается?!

- Ха-ха - ха! - закатилась Принцесса. - Народ, вы слышали? Откуда ж ты такой взялся, что простых вещей не знаешь?

- Вон оттуда, - Линни указал на дверь, из которой вышел.

Вокруг немедленно образовалась пустота. Потом чей-то неуверенный голосок спросил:

- Че, правда, что ли?

- А че я, врать буду? - обиделся Линни.

Осмелевшая Принцесса подошла поближе.

- Существо, ты замечательно играешь.

- Да? - удивился Линни. -Странно... Дома я считался весьма средненьким игроком.

- Небось ролей не давали? - сочувственно поинтересовался тощий.

- Угу... - коротко отозвался Линни. - Давно хотел поиграть в кого-нибудь крутого, а все крутые места уже были заняты. Естественно, не мной.

- Обидно, - кивнула Принцесса.

- Ну их, - подытожил тощий. - Давай лучше с нами играть. Мы тебя оценили.

- Давайте, - согласился повеселевший Линни.

- Ой, народ, какую я сказку придумала! - захлопала в ладоши фрейлина. - Значит, так. Красная Шапочка на самом деле - заколдованная принцесса. Ее похитил злой вервольф. Чтобы спасти бедную девушку, появляется ...

- Охотник? -предположил Линни.

- Нет, не охотник. Вместо него у нас будет рыцарь в алмазных доспехах. Он вызовет вервольфа на бой, победит его и увезет принцессу в свой замок.

- Неинтересно, - заявил Линни. - Пусть тогда дальше что-нибудь этакое случится...

- Что? - повернулись к нему все.

- Ну... Рыцарь окажется графом Дракулой. Или принцесса никак не расколдовывалась. Или ... Родила царица в ночь НЕ ТО...

- Мы же говорили, что ты замечательный игрок! - обрадовалась вся компания. - Давайте наберем команду Замка... Хотя бы вон тех ребят из феодалки пригласим.

Обсуждение слегка затянулось, и Линни почувствовал, что проголодался.

- Народ, я жратеньки хочу... А не съесть ли нам чего-нибудь?

- Сейчас, - вскочила одна фрейлина. - Сейчас все будет.

Она умчалась куда-то и вскоре вернулась с полным блюдом пирожных. Линни цапнул одно и немедленно сжевал, не почувствовав ни сытости, ни вкуса. Как будто воздух глотал...

- Не, народ, неправильная у вас еда, - заявил он, поднимаясь. - Борща хочу... С чесночком и с хлебушком. Я домой пошел.

Народ переглянулся, но ничего не сказал.

- Еще придешь? - спросила с надеждой Принцесса.

- Приду, - пообещал Линни. - Мне понравилось...

Возле двери ему встретилась другая компания. Линни вежливо кивнул им.

- Народ, отойдите, а? Я выйти собираюсь.

- С ума сошел? - ответила какая-то симпатичная девчонка. - Нет там никакого выхода!

- Да я только что оттуда.

- Ты...Оттуда?!

Народ слегка шарахнулся.

- А слабо еще пройти! - подначил кто-то.

- Ни разу! - отвечал Линни и перешагнул порог.

...Магистр уже поджидал его.

- Ну как, понгавилось? - лукаво спросил он.

- Круто! - восхищенно отвечал Линни. - С ними играть - одно удовольствие. У них все по правде, даже дракон огнем дышит... Интересно все-таки, как он это отыгрывает?

- А никак, - беззаботно отозвался Магистр. - Он пгосто Желает.

- Ну ладно, я пошел, - сообщил Линни.

- Еще пгидешь?

- А как же!

С утречком!

...Кто-то настойчиво звонил в дверь. Линни с трудом разлепил глаза и посмотрел на будильник. Восемь утра.

- Сволочи! - проворчал квэн, нашаривая ногами тапочки. -Знают же, что я раньше одиннадцати не встаю...

Услышав, что хозяин проснулся, на кухне радостно взвыла и заскреблась кошка.

- Только тебя мне для полного кайфа и не хватало! - вздохнул Линни, в полусне прошлепав открывать. -Ну, если это агитаторы!

Но это были не агитаторы. На лестничной площадке, нетерпеливо давя кнопку звонка, стояла Кэйти в парадном прикиде.

- Охренела! - буркнул Линни вместо приветствия. -Чего в такую рань?!

- Привет, извини, просто очень надо было...

- Ладно. Пива хочешь?

- Ты пьешь пиво?!

- А то нет! Особенно когда меня будят ни свет ни заря... Башка трещит. Вроде не пил вчера ни с кем... Да ты уж садись, раз пришла.

Линни достал из холодильника две запотевших банки пива и протянул одну Кэйти.

- Скажи, а что тебе сегодня снилось? - проворковала она.

Линни прекрасно помнил, Что именно ему снилось, но обсуждать Игру с Кэйти ему почему-то не хотелось. Он собирался подумать над этим сам.

- Крутая порнуха... - фыркнул он. - Подробности выкладывать?

- Отчего же нет? - непринужденно мурлыкнула Кэйти. - Обожаю слушать чужие эротические фантазии.

"Ну, погоди!" - мысленно пригрозил Линни и сообщил:

- Всю ночь трахался с компьютером. Помню только, что из него шел оранжевый дым, а я не нигде мог найти огнетушитель. Испытал массу эротических ощущений.

- Ха-ха! - дрыгнула ногами Кэйти.

Кошка тут же вцепилась когтями в ее туфельку.

- Ой-ой! Убери свою пантеру!

- Ксюха! - прикрикнул Линни. - Счас собаку приведу. О! Сработало...

Кэйти просидела еще минут двадцать, болтая о всякой чепухе и пытаясь между делом выведать, какие глюки он видел ночью. Линни молчал, как юный пионер на допросе. Не рассказывать же вчерашней ученице о том, как глупо он влип!

Проводив деву, Линни попытался собрать мозги в кучку и в подробностях прокрутить в голове сон с самого начала. "Что же я хотел сказать Магистру, когда он заявил, что я сам закрыл эту дверь? Ведь вертелось что-то... А! Кажется, я собирался... Да, точно! Я собирался ему сообщить, что никогда не пользуюсь кровавыми заклятиями! Тем более - после моих прошлогодних развлекух... Ох, и дурак! "

Линни отхлебнул пива и поставил старую кассету с песнями Ломиона.

...Что ты мне дашь, о Эру, когда пламя мое погаснет?
Какую надежду, какую веру, какую любовь?

Шипела заезженная пленка. Линни упорно отказывался почистить запись в компьютере и перегнать ее на сидюк. Кассета была памятью о тех днях, когда Ломион еще не брал денег за свои концерты и не поглядывал свысока на старых друзей.

- Итак, что мы имеем? - продолжал размышлять Линни. - А имеем мы следующее... Ошибка номер раз - не надо было верить Магистру. Ошибка номер два - ни за что нельзя было соглашаться резать вены... Не знаю уж, чем это череповато, но что неправильно - факт. Не стоило соглашаться играть. Нельзя было брать угощение... Зря сказал, что вернусь. В общем, выставил себя полным идиотом по всем статьям. Единственное, в чем не сплоховал - Ломиона в это дело не втравил.

Линни взболтал банку, пытаясь определить, много ли в ней еще осталось. Оставалось порядочно. Квэн сделал большой глоток и, устроившись с ногами в кресле, задумался.

...Только одно окно
Слабо горит во мгле.
Там изгнанник поет,
Поет о зеленой земле...

- Как же от них защититься? - рассуждал он вслух. -Первым делом - поставить защиту от нездравых глюков... Пять лет все нездравые глюки сами от меня бегали... Придется вспомнить молодость и погонять их немножко. Спать со свечкой. Не читать цивильные книги и газеты, не смотреть телевизор, чтобы восстановить нормальный контроль ...

Линни прикончил банку и отправился на кухню за новой порцией.

- У всех играющих безумные глаза... Я таким стать не хочу. Иначе придется навсегда проститься с мечтой вернуться Домой...

Вторая встреча с Магистром

Линни снова стоял перед закрытой дверью и беседовал с Магистром. На этот раз тот говорил без петербургского акцента.

- Ты сильно тоскуешь по Ломиону?

- Бр-р! Да я уже почти забыл о нем... - соврал Линни.

- Нехорошо обманывать, - покачал головой Магистр. - Ты завидуешь ему и любишь его. Разве не так?

Отпираться было бессмысленно. Магистр видел его насквозь. Не помогла и хваленая защита от нездравых глюков...

- Правда, - нехотя отвечал Линни. - Но прошлого не вернуть.

- Прошлого действительно не вернуть, но зачем же каждую минуту напоминать себе о том, как все было хорошо? Не проще ли забыть об этом? Вот Ломион же сумел ...

- Это личное дело Ломиона... - отрезал Линни. - Не мне его судить.

Магистр поморщился.

- Фи, как грубо! А я-то хотел помочь тебе... Помнишь, как ты молил всех богов - помогите забыть, избавьте от боли! Помнишь?

"Зар-раза!" - мысленно ругнулся Линни.

- Ну, было такое... - неохотно признался он. - Только я все равно не вписываюсь в его новую компанию. Что уж теперь... Слабо мне верится в то, что кто-то сможет вновь соединить нас.

- Соединить - нет, - усмехнулся Магистр. - Но избавить тебя от этой занозы - вполне в моих силах...

"Правда?!" - едва не вырвалось у Линни.

Забыть, не отводить взгляд при встрече, не сравнивать, не тянуться... Заняться чем-нибудь более приятным.

- Хочешь? - вкрадчиво поинтересовался Магистр.

Линни позабыл всякую осторожность.

- Конечно!!!

- Ну что ж, приступим... Какого цвета твоя печаль?

- Серого, - не задумываясь, отвечал квэн.

- Превосходно...

Магистр протянул руки.

Откуда-то из толпы игроков, стоявших у него за спиной, раздался отчаянный девчоночий крик:

- Не позволяй ему ничего брать!

- Да ну, фигня... - отмахнулся Линни. - Лишнего взять я ему не позволю.

На ладони у Магистра лежали три тускло-серых ледяных кубика. Линни прислушался к своим ощущениям. Магистр не обманул - тоски по Ломиону как не бывало. Только как-то непривычно пусто стало без нее...

"Ерунда, привыкну! - успокоил себя квэн. -"Зато я теперь свободен!"

- Таким же образом я могу забрать у тебя все, что мешает тебе жить... Обиды, страхи, неуверенность в себе...

"Здорово!!!"

Линни едва не согласился, но остатки здравого смысла все же возобладали.

- Спасибо, как-нибудь в другой раз, - вежливо отказался он и перешагнул порог...

Мастер

В полутемном зале девчонки лет по 14, все как одна - в синих шелковых платьях со шлейфами, с длинными распущенными пепельными волосами - отыгрывали какой-то обряд. В постели под сиреневым балдахином лежала больная королевна, а все остальные исполняли вокруг нее замысловатый танец. Кто-то играл на флейте, кто-то пел печальную песню на незнакомом языке. Девчонки плавно раскачивались из стороны в сторону, переплетали руки, кивали в такт музыке головами.

"Вот это да!"

Восхищенный Линни наблюдал за действом из-за полуоткрытой двери.

"Такие маленькие, а как здорово играют! У нас и крутые игроки так не могут!"

Девы тем временем совсем разошлись и устроили едва ли не оперный спектакль. Одна вышла на середину комнаты, упала на колени перед парнем с абсолютно белыми волосами, молитвенно сложила руки и что-то запела. Когда Линни понял, о чем она поет, его изумление еще больше возросло: оказывается, ребята играли в "Лэйтиан"! Беловолосый ( Линни про себя окрестил его Ведьмаком) отыгрывал Тингола, дева, которая его о чем-то умоляла, была Мелиан, а Лутиэн слегла в нервной горячке, не выдержав разлуки с Береном.

"Нестандартная трактовка образов персонажей.." - непонятно с чего завертелась в голове дурацкая фраза из учебника по редактированию.

Линни мысленно сплюнул и попытался перебить эту мерзость чем-нибудь более возвышенным.

Там, где Берен дивною мечтою
Грезил дни и ночи напролет...

Линни старался не мешать играющим и мурлыкал эту песню едва слышно. Но дева, игравшая Лутиэн, вдруг неуверенно, как сомнамбула, поднялась с постели и подхватила:

Лутиэн над темною водою
Тихо-тихо плачет и поет:
"Бесконечные, безжалостные воды,
Зачарованная темная река...
И любовь моя не ведает исхода,
Только в сердце боль глухая и тоска.

Потом она решительно подошла к Тинголу и заявила :

- Отец, я не в силах больше ждать. Может быть, мой возлюбленный погибает там, в стране, где никогда не бывает солнца? Я отправляюсь его искать. Ты можешь дать мне свое благословение, а если не дашь - сама уйду.

Тингол стоял в полной растерянности, а Линни за дверью тихонько шептал:

- Ну, дева! Давай! Не подведи!

И Лутиэн не подвела. Она быстро чмокнула отца в щеку, пошмыгала носом на плече у матери и легко выбежала из зала, едва не стукнув Линни дверью.

- Ой! Вы... подмастерье, да?

Линни непонимающе хлопал глазами.

- Чего? Кого позвать? Куда послать? Какие Сильмарили?

- Должна вам сказать, - продолжала изливать свои чувства Лутиэн, - что вы - замечательный подмастерье! С вами так легко играть!

- Да я... вообще-то...

- Вы очень скоро сможете организовать Свою игру. Вы...

Она не докончила фразы и упорхнула, увидев кого-то знакомого. А Линни вдруг почувствовал, что ему ужасно хочется спать. Он свернул в первую попавшуюся дверь и увидел там малышей лет пяти-шести, которые тоже играли. На сей раз - в куклы.

Девочка в розовом платьице сунула Линни в руки слегка облезлого плюшевого обезьяна и объяснила:

- Это у нас будет король, только его сейчас как будто нет...

На квэна напала смеховая истерика. Так, смеясь, он и проснулся.

Лихомир

- Писец! - с чувством произнес Линни, поднимаясь с дивана. - Ну и влип же я!

Настроение было преотвратным. В голову лезли всякие гадостные мысли о том, что все плохо и будет еще хуже. "Что же делать? Как вылезти из этой глубокой задницы?!"

Тем же вопросом задавались Кэйти и Нимроделечка, державшие в парке военный совет.

- Как убедить его в том, что надо все рассказать нам? - волновалась Нимроделечка.

- Никак, - вздохнула Кэйти. - Он нам не доверяет.

- Ну, пусть тогда сам выпутывается, как знает! - Нимроделечка все еще дулась на Линни за его насмешки над Кэйти.

- Сам он не выпутается.

- Ну, если ты сам себе Моргот, то кто же тебе Финголфин? - процитировала Нимроделечка расхожее выражение. -Вот пусть и пострадает за свой скверный характер.

- Ты думаешь, что невозможность вернуться - достойная расплата за здешние ссоры? - странно взглянула на нее Кэйти. -Ну-ну...

- А чего он... - запальчиво начала Нимроделечка и осеклась все под тем же пристальным взглядом Кэйти.

- Дорогая моя, где же ты видела Не-Так-Воплощенного с ангельским характером?

- Э-э... Нигде.

- Вот именно, - Кэйти поудобнее устроилась на ветке. - Значит, будем хавать какой есть. Что и говорить, влипло существо по самые ушки и усики. Хорошо, допустим, нам он ничего не расскажет. Тогда нужно найти того, кому он доверяет.

- Э-э... Ломион! - выпалила Нимроделечка.

- Три ха-ха! - отозвалась Кэйти.

- Лихо...

- Вот именно, что лихо! Только мимо.

- Да нет! Лихомир Питерский!

Кэйти с минуту посидела, переваривая информацию, потом спрыгнула с дерева, хлопнула подругу по плечу и завопила:

- Йес! Йес! Нимри, ты Геракл! Айда ко мне - отобьем ему письмишко.

С Лихомиром Питерским Линни познакомился на игре близ подмосковной Яхромы. Сначала парень с внешностью американского киногероя сильно ему не понравился. Линни сам претендовал на роль Ланселота Озерного, но злобный мастер уперся рогом и заявил, что рыцаря будет играть мужик, и баста. Пришлось удовольствоваться скромной ролью оруженосца, иначе мастера обещали сделать его придворной дамой, а это было бы позором на всю оставшуюся жизнь.

Раздосадованный Линни шагал в лагерь, пиная попадавшиеся на дороге сосновые шишки. "Опять начнется - почему ты оставил своего лорда, да как ты посмел, да что ты делаешь... Ненавижу!"

- Ты чем-то огорчен? Хочешь, я спою тебе песню?

Линни обернулся. За ним, улыбаясь, шел незнакомый молодой человек с гитарой. "Редкий случай - парень сразу обратился к нистано в мужском роде", - отметил про себя Линни. -"Бывает же на свете такое..."

- А что ты поешь?

"Небось, три аккорда знает - и то боем... Все они такие".

- Я думаю, тебе понравится...

Ого! Пальцы так и летают по грифу... И гитару свою он, похоже, любит - вон как нежно ее обнимает...

На черной плоти полотна,
Над киноварью вязких рун
Тэлпериона тень легла
Печатью рассеченных струн.

Ух ты! Линни пожалел, что не захватил диктофон: на этого менестреля стоило потратить пленку...

...-В небе звезды загораются вновь и вновь.
Небыль и версты - в отблеске от костров.

- Я вижу, тебе уже лучше, - кивнул менестрель, поднимаясь и отряхивая тунику от сосновых иголок.

- Ты кто? - завороженно выдохнул Линни.

- Я? Я - твой лорд. Ланселот Озерный. По жизни - Лихомир Питерский. Ну как, хочешь быть моим оруженосцем?

- Еще бы!

- Тогда пошли...

Ночью, когда Артуров Круг, напившись самогона и вдоволь поорав песни, расползся по палаткам, у костра остались только Лихомир и Линни. Линни было нелегко поверить в то, что где-то есть на свете разумные и спокойные существа, которые не катают истерик и не пинают с наслаждением чужие сказки, чтобы сохранить веру в свою.

"Так не бывает! - одергивал себя Линни. - Он, наверное, просто хороший игрок. После игры он окажется совсем не таким..."

Но и сразу после игры, и несколько дней спустя Лихомир ни капельки не изменился. Оказалось, что он не только менестрель, но еще и кузнец, и ювелир. Главное же - Лихомир был Видящим... И ничуть не скрывал этого, даже наоборот. А вот Линни давно уже отучили вслух говорить о всяком таком...

... Прошлой зимой, возвращаясь с ролевого фестиваля, Линни застрял в Питере, опоздав на ночной поезд. На последние два рубля он позвонил из вокзального автомата Лихомиру - с надеждой занять у него денег на обратный билет. Выслушав печальный рассказ своего оруженосца, Лихомир по-деловому спросил:

- Где ты сейчас? На Московском вокзале? Фигня война, прорвемся. Жди, я через час приеду.

Линни устроился в углу на рюкзаке и раскрыл давно прочитанную книжку. Из оцепенения его вывело объявление по громкой связи:

- Линнаро из Москвы. Вас ожидают у кассы.

Линни подхватил рюкзак и через минуту уже сидел в теплом такси, уносившем его все дальше от ночного вокзала.

- Ну, рассказывай. Как ты так умудрился? - наливая замерзшему Линни чаю, расспрашивал Лихомир. -Город, что ли, не отпустил?

- П-понимаешь, я уезжать не хотел... - оправдывался Линни. - Я с Александрийским столпом общался. Как с деревом - знаешь?

Лихомир кивнул. Уж ему ли, лайквэндо, не знать!

- Ну, и?

- Ну, и ... Просил: город живой, город старинный - прими меня, забери меня! Хочу остаться - хоть снежинкой, хоть дождинкой, хоть капелькой воды в Неве, хоть камнем на Дворцовой площади...

- Ясно, - вздохнул Лихомир. - И ошибки - то у вас у всех одинаковые... Тебя просто поняли буквально, вот и все. Впредь будь осторожнее в словах.

Линни благодарно кивнул.

В Москву они вернулись вместе: Лихомир заявил, что у него все равно дела на куковлятнике, и почему бы двум благородным донам не прокатиться из одной столицы в другую?

Вот этому-то загадочному существу и собиралась писать Кэйти.

"Лихомир, hi!

Твой оруженосец влип в Большую Игру, если знаешь что это такое. Попроси его все тебе рассказать. Может, вместе вы что-нибудь придумаете.

Best regard. Katy."

Ответ пришел примерно через полчаса: "Про Игру знаю очень мало. Скажи Линни, пусть завтра же выезжает ко мне. Лихомир".

Кэйти с чувством выполненного долга отвалилась от компьютера. Если уж за дело взялся Лихомир... По ее мнению, этот эльф понимал в магических заморочках больше, чем она и Линни, вместе взятые.

Нарушать правила

В дороге Линни почти не спал: на верхней полке в плацкарте было невыносимо жарко и душно, а окна, как всегда, не открывались. Он думал об Игре и пытался решить, рассказывать Лихомиру о ней или не стоит. Он, конечно, не станет ехидничать и издеваться над комплексом крутости, которым рано или поздно должен переболеть любой юный маг, но все-таки... Все-таки признавать собственные ошибки ужасно не хотелось.

"Самое поганое, - размышлял квэн, прислушиваясь к стуку колес, - заключается в том, что я теперь еще и Мастер. Интересно, почему - Мастер? Почему считалось, что я мастерил, хотя я ничегошеньки не делал? И, черт побери, где я видел эту деву, которая Принцесса? Что-то очень знакомая физиономия..."

Странно, но факт: несмотря на бессонную ночь, чувствовал он себя вполне прилично. "Наверное, это потому, что я сегодня не играл..."

Лихомир ждал его.

- Привет, оруженосец... Чаю хочешь?

- Лучше чего-нибудь покрепче.

- Не спал? - вглядевшись в слегка бледное лицо друга, спросил Лихомир.

- Не спал, -признался Линни. - Жарко было...

- А может, есть еще какая-то причина?

- Проницательный ты наш...

Лихомир достал из холодильника банку с ром-колой.

- На.

- А ты?

- Сегодня мне нужна ясная голова.

- От ром-колы крыша едет всего на час... - вздохнул Линни, едва не опрокинув на тунику содержимое жестянки.

- А тебе нужно больше?

- Да нет...

- Э, приятель, да ты совсем спишь...

- И ничуть не бывало.

- Ну, ладно, ты когда предпочитаешь спать - днем или ночью?

- Днем, - отвел глаза Линни. - Ночью Они приходят...

- Кто - Они? - мгновенно насторожился Лихомир.

Линни сделал вид, что очень увлечен разглядыванием банки.

- Ну-ка, кончай ломаться! - строго приказал Лихомир. -Начал - так выкладывай...

Линни поднял на него жалобный взор.

- А ты ржать надо мной не будешь?

- Когда это я над тобой ржал?!

- Точно не будешь?

- Лютней клянусь!

- Ну, тогда ладно...

Линни устроился поудобнее и стал рассказывать... Когда он дошел до истории с ледяными кубиками, Лихомир резко прервал:

- А дай-ка я посмотрю на тебя КАК СЛЕДУЕТ...

Линни мгновенно ощетинился. Он терпеть не мог, когда его заставляли Раскрываться... Потому что не раз и не два больно получал за это умение.

- Не дергайся ты так, - усмехнулся Лихомир. -Не стану я выведывать твои сердечные тайны... и так все как на ладони. Скажи лучше - что ты ему отдал за право войти?

- Кубики. Серые.

- Ох, и дурак! Теперь у него есть часть тебя, ведь ты сросся с этой тоской. Он может дергать поводок, как и когда ему захочется.

- Я умею закрываться, - обиженно заявил Линни. - Не достанет.

- Верно, умеешь... А вот наоборот - давно ли пробовал?

- Года три как...

- А что так плохо?

Линни дернул плечом.

- На кого раскрываться-то? На деревья - и то уже не получается... Потому что боюсь.

- Боишься, что ударят?

- Боюсь, что помешают... Слишком много цивилов развелось. Везде... Самый страшный зверь - это человек.

- А на меня? - серьезно предложил Лихомир.

- Ты ведь не дерево...

- Я не дерево... - подтвердил Лихомир. - Но ты сам загоняешь себя в ловушку. Помнишь?

А Враг хохотал, палантир на ладони держа -
Вы собственным страхом убьете себя без ножа!

- Помню...

- А Они этим пользуются. Ты тоскуешь - а им с этого польза. Ты плачешь - а Они этим питаются.

- Открыл Америку, тоже мне!

- Знаешь что... Попробуй не бояться. И прекрати убегать в прошлое - а то всегда найдется кто-нибудь, кому захочется на этом сыграть. Извини за каламбур. В чем-то этот твой Магистр был прав -не стоит страдать, если у тебя чего-то нет. Попробуй радоваться тому, что у тебя есть!

- А что у меня есть?.. Теперь даже тоски по Ломиону не осталось...

- Линни... Знаешь, сейчас ты мне напоминаешь ниенахнутых девочек. Представь себе такую картину: вдруг достоверно становится известно, что Мелькор жив и здоров, и с этим фактом не поспоришь. Как ты думаешь, что сделают ниенахнутые девочки, узнав об этом?

- Половина будет верещать, что это невозможно, а другая половина устроит суицидку. Им же нечем будет жить.

- А теперь оглянись на себя. Ты так зациклился на Ломионе, что уже не видишь ничего вокруг. А Им только того и надо. Тебя очень легко поймать.

- Но я же не втянул его туда!

- Твой Ломион уже давно там, дружище. Только на другом уровне...

- ЧТО?!

Линни поставил полупустую банку мимо стола. Сладкая кола залила джинсы.

- Ч-черт...- потерянно произнес он, тщетно стараясь удержать задрожавшие губы. - А зачем мне тогда предлагали пойти по коридору вместе с ним?

- Хотели, чтобы он перешел на следующий уровень...

- Так значит, все было зря?! Я лазил, напрягался, вытаскивал его... А он уже давно играет? Вот облом!

- Не переживай. Сейчас ты выспишься, а к ночи ближе мы будем думать, что нам делать. Я бы на твоем месте стал нарушать правила...

- Нарушать правила... Черт возьми, а это идея!

Неправильная Игра

- Пошли с нами! - развеселый цыганский табор подхватил и закружил Линни.

- Не слушай, - шептал Лихомир. - Не ходи с ними... Ну, соберись!

- Идите нафиг! Я спать хочу! - капризно заверещал Линни.

- О-о! - удивились цыганки. - Это как - спать хочешь? А почему не играешь?

- Да надоели вы мне... Скучно мне с вами.

- Ай, что говоришь! Здесь не может быть скучно!

- А мне скучно! - хныкнул Линни.

Цыганки посовещались и быстро испарились. Линни двинулся по коридору дальше. Некоторое время ему никто не встречался, но вот из-за угла выскочила компания, одетая в мушкетерские плащи.

- Айда с нами! Нам трубач нужен!

- Можешь пойти, только делай все наоборот, - советовал Лихомир.

Линни получил голубой мушкетерский плащ и потребовал шпагу.

- Тебе не положено, ты еще маленький, - объясняли ему.

- Как в бой-так большой, а как шпагу - так маленький! - обиженно заявил Линни и, недолго думая, вырвал оружие из руки капитана.

- Ты чего?! - страшно удивился тот.

- А того! Даже у комаров есть жало, а я что - рыжий?! Хочу шпагу!

- Ну фиг с тобой, - обреченно согласился командир. -Пусть будет шпага...

- Молодчина! - говорил Лихомир. - Ты заставил их играть по своим правилам! Дальше действуй так же. И еще совет: не стесняйся поступать по-дурацки. Ломай Игру и не мучайся угрызениями совести. Тебе говорят идти прямо, а ты иди налево. Тебе говорят - стой, а ты начни бегать по потолку. Понял?

Откуда ни возьмись выскочили гвардейцы кардинала. Завязалась драка. Линни, вместо того, чтобы сражаться с гвардейцами, вдруг неожиданно развернулся и с радостным воплем "За Родину, за Одина! Фривэй!" начал бить всех подряд.

- Отлично, приятель, - открывая глаза, услышал Линни голос Лихомира. - Особенно последний финт ушами мне понравился... Только, знаешь, ты неправильно бегаешь по потолку.

- А как правильно?

- Ты бегаешь задом наперед, а надо бегать перпендикулярно.

Линни закатился.

- А как это - перпендикулярно?

- Ломай им Игру!

- Хм... Гопником, что ли, выйти?

- Ну, гопник из тебя, положим, не получится... И вообще, выбрось эту идею из головы - играть персонажем, который мешает другим. Слишком простой выход. Он уже предусмотрен Магистрами. Ты все равно будешь играть, а им того и надо.

- Обломно... А что же нам делать?

- Думать... Попробуй, например, встать возле двери и считать всех входящих-выходящих.

- Стоп! - поднял руку Линни. - Есть у меня одно подозрение... По-моему, впускают и выпускают только меня, а все остальные попросту забыли дорогу. Никто из них не видит двери!!! Почему?!

- Потому что ЗАИГРАЛИСЬ... - бесстрастно объяснил Лихомир. - Твой случай незаурядный. Видимо, все остальные с первого раза так там и остались. А ты каждый раз идешь по коридору... Тебе ни разу не приходило в голову поискать другую дверь?

- Другую?... - наморщил лоб Линни.

- Хотя бы ту, которая вывела тебя к Стражам...

- И попросить у них помощи!!! - оживился Линни. - Я думаю, что они не связаны с Игрой...

- Ну, дружище, если бы Магистры могли творить Такое - нафиг им была бы нужна Игра?!

- Они с нее питаются... - хмуро буркнул Линни. - Лихомир, ставим вопрос иначе. Если бы Магистры могли Творить - нафиг им сдалась бы Игра?!

- Что ж, разумно...

- Знаешь, я думаю, что Они просто захватили хорошую идею и извратили ее. Я не верю, что они способны творить, пусть даже и такое...

- Возможно. Кстати, ты заметил, насколько однообразны их сюжеты? Рыцари, принцессы, драконы, колдуны...

- Стандартный фэнтэзево-средневековый набор, - презрительно хмыкнул Линни. - Струны-руны, шпаги-маги, песни, звезды, менестрели, шпоры, искры, два коня... В смысле, черный и белый. Тэмка начал, все остальные за ним повторяют...

- А почему бы не предложить им поиграть во что-нибудь новенькое? В Муми-троллей, например.

- Хорошая идея...

- Попробуй.

- Знаешь, Лихомир, я еще вот чего не понимаю...

- Чего же?

- Почему считалось, что я мастер, хотя я ничего не делал?

- Ты делал. Ты очень даже делал... Задача мастера заключается именно в том, чтобы изо всех сил думать, как народ хорошо играет. Ты думал?

- Еще как!

- Таким образом ты подпитывал собственной силой их Игру...

- Черт! Как сам не догадался! То-то мне потом спать захотелось... Скажи, а как они решили, что я буду мастером?

- Ну, ты же предложил варианты игры в Красную Шапочку... Вот они и рассудили, что ты сможешь мастерить.

- И для этого отдавать Игре свою силу, которая мне еще пригодится?! - возмутился Линни. -Хренушки!

- Вот видишь... Если в обычной жизни ты можешь восстановиться - то в Игре это сделать очень сложно.

- Ты хочешь сказать, что она меня съест?!- не на шутку перепугался Линни.

Лихомир успокаивающе положил ему руку на плечо.

- Я этого не говорил... Хотя в каком - то смысле это действительно так. В один прекрасный день ты можешь не найти выход... и остаться в Игре.

- Пи-сец! - выдохнул окончательно сломленный Линни. - Что же делать?

- В первую очередь - не паниковать.

- Три ха-ха!!! Сам такое говорит, а сам говорит - не паниковать... Тебе хорошо - ты не там.

- Обижусь, - пригрозил Лихомир.

- Не надо.

- Чего ради, ты думаешь, я с тобой вожусь?!

- Это вопрос риторический? А то ж я отвечу...

- Молчи, грусть, молчи!!! - замахал руками Лихомир. - Ладно. В следующий раз, когда ты туда пойдешь, я снова буду за тобой смотреть. В случае чего - выдерну.

- Спасибо... - понуро отозвался Линни.

- Не бойся - я с тобой! - подбодрил Лихомир.

- Утешил...

Нимлот

Линни брел по залам, никого не встречая. Вон только в уголке примостилась какая-то печальная дева с гитарой.

- Одиночество камнем лежит на душе,
Серый мох сентября не согреет ее.
Почему же, о верном мечтая паже,
Вижу я лишь одно - отраженье свое?

Линни остановился. Песня и светлый хаер девы кого-то смутно ему напоминали... Таких волос больше не было ни у кого - длинные, цвета рассветных облаков. Стоп. Да это же...

- Нимлот!!! - бесконечно обрадовался он, бросаясь к деве и начиная ее тормошить. - Ты как сюда попала?! Ты что, меня не узнаешь?! Помнишь последний подмосковный "Исход"? Я там лориэнского эльфенка играл... А ты была малолетней Арвен!

Никакой реакции.

- А потом ты кабинетку устраивала, - пытался расшевелить ее Линни. - Помнишь? Ты собрала кучу народу и учила всех играть. Помнишь, как мы заставили тебя сыграть...

Дева утомленно подняла взор и отложила гитару. Но ни узнавания, ни понимания в ее глазах не отразилось. Она, похоже, ждала лишь одного: чтобы назойливый игрок оставил ее в покое.

Вообще-то они никогда особо близко не общались. Линни познакомили с Нимлот года три назад - на Дмитровском "Скрещении путей". Там можно было заявляться любым персонажем из любой сказки, включая свою собственную. Нимлот вышла слепым менестрелем, а Линни - волчонком-оборотнем. Линни впервые тогда увидел существо, с которым можно играть только вдвоем - и все равно будет интересно. А еще он поразился тому, как легко она ходит по незнакомому лесу с завязанными глазами. Воистину - эльфийская дева...

На вид ей было не больше восемнадцати. Тоненькая, с волосами до колен (если не подберет), перехваченными синим бисерным хайратником... А пела как! Только ради того, чтобы послушать, стоило поухаживать за леди - мыть ее миску, делиться антикомарином, приносить от костра макароны, вечером отдавать свой зимний плащ и тайком от маньяков кормить привезенными с собой шоколадными конфетами. Все знаки внимания Нимлот принимала как должное, благодарила легким кивком и снова бралась за гитару.

Ее песни тоже УВОДИЛИ...

Всадники рассвета, всадники заката,
Очень древний сон, беспокойный сон.
Бились вы когда-то, бились вы когда-то
На краю времен.
И миры летели в пыль из-под копыт,
И костры остыли, и костры остыли
Тех, кто был убит.

- А кто это - всадники? - спросил Линни.

- Существа, которых можно призвать, чтобы узнать, будет жить мир или нет.

- Занятно... А они разные - Всадники Заката и Рассвета?

- То-есть?

- Ну, это одни и те же всадники или разные?

- Разные, конечно...

- А я могу их призвать?

- Призвать их может кто угодно. Только после того, как они скажут свое решение - магу придется уходить с ними.

- Да это же здорово!!! - не выдержал Линни.

- Не думаю...

После игры удалось выяснить, что деву зовут Нимлот. Она была совершенно замечательная... Линни очень жалел, что не удавалось встречаться с ней иначе, чем на игрушках. Хотелось пообщаться еще.

-Ну Нимлот же! Помнишь -

Прости меня, я твой тревожу сон.

Прости меня, ты нужен нам опять.
Здесь, в крепости, сумевшей устоять...

Нимлот дернулась.

- Ф-фу... Линни? Привет. Я, кажется, опять сплю...

- И во сне терзаешь струны?? - съехидничал Линни. - Ты заигралась, Нимлот. Давай-ка думать, как валить отсюда.

- Откуда? - не поняла Нимлот.

- Из Игры.

- Да не надо никуда валить... Ты вот, например, чего хотел, когда пришел сюда?

- Творить. И чтобы никто не указывал, что делать. И чтобы играть на равных.

- Ты это получил?

- Получил.

- А за все надо платить.

- Спасибо, я уже предостаточно заплатил за знания в этой жизни... Такой ценой мне ничего не нужно. Тебя-то сюда что привело?

(Молодец! - прокомментировал Лихомир.)

- А тебе что?

- Да так... Интересно, на что народ ловится. Тебе-то чего в жизни не хватало? Тебя всегда на главные роли приглашали, твои песни пели, на всех днях рождения Нимлот - первый гость... Нимлот игру делает, Нимлот концерт дает, Нимлот кабинетку собирает... Я до сих пор помню, какая из тебя классная малолетняя Арвен получилась!

Еще никогда никому не приходило в голову взять себе роль пятилетней Арвен.

Она сидела под сосной и играла огромным луком, который ей отдал какой-то воин. Серьезно, сосредоточенно, высунув кончик языка от усердия, она пыталась натянуть тетиву и выстрелить чем-нибудь. Линни, игравший эльфеныша чуть постарше, подтаскивал принцессе щепочки и шишки и упирал лук в землю, пока мелкая Элрондова дочка стреляла. В те редкие минуты, когда ей удавалось запустить какую-нибудь палочку на несколько шагов, девчонка издавала победный вопль и милостиво угощала Линни кусочком сахару. Взрослые тем временем играли в политику, но Нимлот и Линни было скучно в двадцать пятый раз выслушивать, кто кому и сколько должен. "Высокие эльфы и высокая политика неотделимы друг от друга!" - выдал какой-то гном, и эта фраза облетела весь полигон. Линни уже давно так не резвился...

- Да, Арвен... - вздохнула Нимлот. -Вот почему-то все только таких персонажей и запоминают...

- Я еще твоего слепого менестреля помню. Хороший был. Так чего тебе все-таки в этой жизни не хватало? Куча поклонников, любящий супруг, возможность творить, всеобщее восхищение... "Нимлот - это монстр!" Чтоб я так жил, а?!

- Давай махнемся... - устало предложила Нимлот. - Твоя независимость на мою славу... будь она неладна!

- Не растет. Независимость - такая штука, за которую дорого платят. Одиночеством, например.

- Да если б ты знал, как меня задолбали эти мальчики с влажными ладонями, которые ходят хвостом и смотрят влюбленными глазами!- взорвалась Нимлот. - До чего надоело - приходишь в гости, а тебе даже пообщаться ни с кем не дают - сразу гитару в руки: пой! Никого не волнует, что у меня на душе.

- Тебя тоже мало волнует, что на душе у других... - спокойно отпарировал Линни.

- Мне надоело, что всем нужно только то, что я делаю, а я сама никого не интересую!

Линни почесал нос.

- Фигня какая-то получается... - растерянно произнес он.- Разве ты и то, что ты можешь - не одно и то же?

- Какой же ты счастливый, если у тебя это так!

- Слушай, Нимлот, а давно ты здесь играешь?

- Довольно-таки...

- А как ты сюда попала?

- Позвали, - лаконично ответила Нимлот.

"Какой-нибудь друг..." - предположил Линни.

- Давай пойдем отсюда... - потянул он ее за руку. - Я помню, где выход.

- Но это же твой выход!

- А где твой?

- Не знаю.

- Пошли со мной. Хватит, а то совсем заиграешься.

Нимлот смущенно поковыряла пол носком туфельки.

- Это же твой Путь...

- Черт возьми, если ты не можешь сама найти выход, тебя выведут! И кончай выфакиваться, десять зеленых обезьян!! Пошли, сказал! Чего вы все тут какие-то вареные!!!

Уже не церемонясь, Линни подхватил упиравшуюся для вида Нимлот и поволок к выходу.

- И где твоя дверь?! - ехидно вопросила она.

- Вот же она... - недоумевающе отозвался Линни.

И Увидел все глазами Нимлот: тянут куда-то, помедитировать не дают, толкуют про какую-то дверь, которой и в помине нет.

- Вспомни заклятие Путей...- шептал Лихомир.

- Что, то самое?- удивился Линни. - Так оно же меня сюда привело...

- Вспомни другое. Шевели мозгами!

Линни видел дверь и мог ее пощупать. Вот это богато инкрустированная дверь с бронзовыми ручками в виде больших медвежьих лап, вот - крашенная зеленой масляной краской дверь институтской столовой, вот занозистая грязная дверь, через которую он попал в коридор, когда шел за Ломионом...Она все время менялась. Линни потянул на себя большую круглую ручку, и тут...

- А куда это вы собрались, молодой человек? - на пороге возник ухмыляющийся Магистр.

"Упс!" - произнес Лихомир. - Ну, братец, теперь только не потеряй над собой контроль... Держись, а я буду держать тебя."

- Мы-то? - осклабился в ответ Линни. - На х... А что?

Лихомир беззвучно рассмеялся.

- Тогда, боюсь, этой юной леди с вами не по пути... - очень вежливо сообщил Магистр. - Разрешите вашу даму...

"Линни!!! - воззвал Лихомир. - Ну, давай же!"

"А не заклятие Путей можно?"

"О Эру, да что хочешь! Песенная магия здесь работает!!"

- Ну, ладно, - вслух произнес Линни, вынимая безвольную, как котлета, руку Нимлот из цепких пальцев Магистра. -Некогда мне тут с тобой базарить... Я хотя бы остаток ночи намерен поспать спокойно.

- Всадники рассвета, всадники заката...

Магистр шарахнулся в сторону, закрывая лицо рукой.

"Ого-госеньки! - прокомментировал Лихомир. - Да ты, похоже, сильно обжег его, дружище! Теперь драпайте, да поживее!"

Линни немедленно последовал этому мудрому совету. Гнаться за ними никто вроде бы не собирался, но Линни и Нимлот мчались что было сил. Появившуюся на пути дверь они чуть не вышибли лбами и... вылетели под дождь к троллейбусной остановке. С Нимлот исчезла черная с серебром бархатная туника, и дева оказалась в стареньких джинсах с заплаткой на заду и в кислотно-зеленом топике. Линни продолжал держать ее за руку. Квэны посмотрели друг на друга и безудержно расхохотались.

- Ну, екарный бабаище!- едва выговорил Линни. - Я уж думал, что этого мужика сейчас кондратий хватит... Ним, скажи, он всегда так странно реагирует на наши песни?

Нимлот щелкнула дешевой заколкой и, распустив волосы, стала заплетать косу. Заколку она привычно зажимала в зубах.

- А фферт его внает... - пробормотала она. - Домой хочу...

- Я тоже, - признался Линни. - Пошли, что ли?

- Пошли...

Разбор полетов

- Линни! Сейчас же слезь с моего хаера, блинский нафиг!

Линни продрал глаза. На разобранном диване рядом с ним сидел сердитый Лихомир и безуспешно пытался выдернуть свои кудри из-под Линниной спины.

- А что ты его везде суешь, свой хаер! - недовольно пробурчал невыспавшийся Линни. - И вообще, зачем тебе одному столько?!

- Что, хочешь обрезать и навязать на шлем? - съехидничал Лихомир.

- Ни фига! - не остался в долгу Линни. -Я из него тетиву для лука сплету...

- Ох! Зачем же так сурово!

- А чтоб было! Слушай, я и вправду разбит на тыщу кусков или мне это только показалось?

- Показалось. По-моему, ты вполне себе целый...

- А мне почему-то так не кажется...

Линни попробовал извернуться, чтобы заглянуть себе за спину.

- Что-то там болит... - пожаловался он.

- Мыться надо чаще... - посоветовал Лихомир.

- Ах, ты, собака страшная!! - Линни запустил в него подушкой.

Лихомир ловко поймал ее и аккуратно опустил на голову друга. Громкий протестующий вопль был немедленно заглушен - Лихомир сунул Линни в рот большую шоколадную конфету. А, когда оруженосец наконец с ней справился, Лихомир уже нормальным голосом предложил:

- Ну что, утренний разбор полетов?

- Валяй, - кивнул Линни.

- Что мы имеем? Имеем мы то, что ты теперь вне власти Игры.

- Фня! - не поверил Линни. - А чего ж мне туда так хочется?

- Скоро перестанет... Тебе удалось вытащить Нимлот, но это еще полдела. Надо сделать так, чтобы вам туда больше не хотелось.

- У-у-у, чего захотел!!! - протянул Линни тоном обиженного дошкольника. - А пло не бу?

- Не бу, - заверил Лихомир. - Вас туда специально затягивают. Вам внушают непреодолимое желание приходить туда снова и снова. А вы подчиняетесь...

- А что же делать? Ведь они затягивают в Игру, пользуясь нашими земными заморочками. Они все про нас знают...

- Да тут и знать-то особо нечего... - снисходительно хмыкнул Лихомир. - У квэнятника две главные песни: "никто меня не любит, никто не понимает" и "я ничего не умею".

- Есть еще одна - "Я приношу всем зло".

- Всего лишь вариация на тему... На этом все и строится. Неужели ты думаешь, что в Игру затаскивают каждого индивидуально?

- А как же? Ведь мы все разные...

- Мы-то разные, но проблемы у нас одни и те же... Им все равно - ты, я или там... какая-нибудь Манька-битломанька с Арбата. Они делают установку на проблему... Ну, как тебе объяснить... Им нужны игроки - и неважно, кто пополнит эту армию.

- То есть... - переваривал информацию Линни, - им на нас глубоко наплевать?! Они видят в нас только ПИЩУ?!

- Ну, можно и так сказать...

- Сволочи!!! - Линни был возмущен до глубины души. - Лихомир, давай мы их всех перережем!!!

- Тихо, тихо, огненный ты наш... Разбушевался - спички об тебя зажигать можно. Перерезать всех не удастся - тут нужен кто-то посильнее нас с тобой. Но кое-что мы сделать можем... Знаешь что - прогуляйся-ка ты сегодня по питерским сэкондам, а я тем временем что-нибудь сотворю.

В другой раз Линни бы сильно возмутился тем, что без него тут что-то интересное затевается, но теперь спорить не стал.

- Ты знаешь, где можно достать прикидные сапоги?! - живо заинтересовался он.

- Загляни в гости к Котенку - пусть она тебе все покажет.

- Ага!

Линни ускакал.

В этом городе никогда не бывает серого неба... Оно здесь ни на минуту не остается одного цвета. Линни и Котенок пробежались по сэкондам, нагрузились ворохом шмотья, съели по мороженому, сходили в Эрмитаж... Там Линни отличился, как всегда - он увидел статую с отчаянным и безумным выражением лица. Квэн долго любовался на нее, потом, воровато зыркнув на тетеньку-смотрительницу, быстро протянул руку и пощекотал статуе голую пятку. Стоявшая рядом Котенок затряслась от беззвучного смеха.

- Ты зачем это сделал?? - выпалила она, едва они вышли на улицу.

- А ты заметила, как у этого существа сразу выражение лица изменилось? Оно у него было несчастное, а стало - удивленное.

- Удивишься тут, когда ходят всякие и пятки щекочут!! - хохотала Котенок. - Я с тебя млею, ребенок!!!

Расстались они уже в сумерках, очень довольные друг другом. Линни помчался к Лихомиру.

- Привет, -открывая дверь, - сказал Лихомир. - Погоди, я уже почти закончил...

Он прошел в свою мастерскую, где что-то уже шипело и остывало в маленькой миске. Лихомир взялся за гитару.

Сталь
закаляется в огне.
Стань,
меч мой, тверже и сильней.
Дон-дин-дон -
звон металла о металл.
Песнь мечу поем,
          чтоб сильнее в битве стал.
          Меч мой, меч,
               чтоб врага нам победить,
В вихре сеч
ты меня не подведи.
Пусть, пока
воля воина крепка,
Сталь клинка
держит воина рука.

Закончив заклятие, Лихомир резко прижал струны. Песня кончилась, внезапно, как будто лопнул воздушный шарик: только что была - и вот уже нет.

Лихомир протянул завороженному Линни откованный клиночек размером не больше мизинца.

- Это и есть тот самый меч, о котором ты пел? - слегка разочарованно протянул Линни. - А почему такой маленький?

- А ты взгляни на него ПОВНИМАТЕЛЬНЕЕ... - спокойно предложил Лихомир.

Линни взглянул. Лезвие обнимали синие языки пламени, по рукояти бегали белые искры.

- Артефакт!

- Дерьма не держим, - устало улыбнулся Лихомир.

- Слушай, может, ты не из Зеленых эльфов, а? - уважительно поинтересовался Линни. - Может, ты и вовсе Нолдо?

- А может, и так... - загадочно усмехнулся Лихомир.

- И что я должен сделать с твоим подарочком?

- Сам подумай...

- Штирлиц подумал. Ему понравилось, и он еще раз подумал...

- ТАМ, в Игре, у тебя будет настоящий кинжал. Заметь, Линни, что этим клинком можно убить кого угодно. Намек ясен?

- Ясен... Магистра, что ли, прирезать?

- Он не Магистр. Он всего лишь Привратник.

- Упс!! Вот это да-а... Так, значит, особой доблести не будет его угробить?

- А Нимлот ты вытаскивал тоже ради доблести?

- Да это же совсем другое дело! Нимлот - она своя, родная, хорошая... Вытащить кого-то - это не доблесть, это рутинная работа, за которую тебе даже спасибо никто не скажет. А вот вынести кого-то мерзкого - это доблесть!

- И, конечно, этот негодяй должен быть рангом не ниже Врага мира? - поддразнил Лихомир. -А то неинтересно? Ох, и дитя ты еще!

Линни обиженно насупился.

- Ты лучше скажи, как мне его прирезать, если я больше не пойду через его дверь?

- На выходе... И, пожалуйста, не забудь заглянуть к Стражам и рассказать им об Игре. Я думаю, что с остальными проблемами они разберутся без нас.

- Ладно, уговорил. А ты что делать будешь?

- Пойду играть... И отловлю там еще кого-нибудь не совсем безнадежного.

- А не застрянешь? - Линни критически оглядел друга. - Ох, не нравится мне твоя затея!

- Линни, процитирую тебе древнюю мудрость Звездных странников: когда ты перестаешь искать приключений, приключения начинают искать тебя. Осознал?

- Угу... - Линни широко зевнул. - Спать хоц-ца...

- Иди на диван.

Алиса в стране ... Большой Игры

На сей раз светило солнышко. Линни, Принцесса и парочка незнакомых квэнов бегали по веранде чьей-то дачи и играли в "Алису".

- Чур, я- Алиса! - закричал Линни, хлопая в ладоши. - Хочу в тот чудесный садик! Это план? Осуществимый? Ну, я пошла по плану!

- А я буду старуха Шапокляк! - засмеялась Принцесса. - Я тебе мешать буду!

- А в книжке такого персонажа не было!

- В книжке не было, а у нас будет! И вообще, молчи! Вот утонешь в собственных слезах...

- А я вообще-то не плачу. Пока... Вот как начну капризничать - не обрадуешься! Сэр, возьмите Алису с собой!

- Ну ладно, уговорила, моя маленькая леди, - раздался у него за спиной удивительно знакомый голос.

Обернувшись, Линни увидел хитро улыбавшегося Лихомира в форме оксфордского студента. Он стоял, облокотившись на перила и небрежно поигрывая стеком.

Линни едва дара речи не лишился.

- Ты что?! Мы же договорились!!! - сохраняя на лице милую улыбку, яростно зашипел он на друга.

- Молчи и слушай! - так же шепотом отозвался Лихомир. -Я придумал одну веселую штуку...

- Хочу в тот чудесный садик!!! - заныл Линни. -Хочу в са-ад! В са-ад хочу!

- А ты точно хочешь влезть в сказку? - с напускной серьезностью спросил Лихомир.

- Хочу!

- Что ж, моя маленькая леди, я с удовольствием открою тебе дверь. Только уговор: я там тебя за ручку водить не буду. Сама будешь выпутываться!

- Ага!

- Возьми со столика ключ.

Ключ был старинный, большой, тяжелый, из какого-то синеватого металла, с завитушками и вензелями. Настоящий сказочный ключ. Как у Буратино.

- Идем же!

- А я-а? - чуть не заплакала Принцесса. -Я тоже играть хочу!

- А в чем проблема? - слегка вышел из роли Лихомир.

- А где дверь?

- Вот же она!

- А почему я ее не вижу?

- А здесь темно! - нашелся Лихомир.

- А вы кто, сударь?

- Я - сказочник.

- О-о! -вмешались двое других игроков. - Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! А мы вас не пустим. Девочка, отдай ключ.

- Фигу! - возмутился Линни. - Перетопчетесь!

- А вот посмотрим, кто из нас перетопчется... - и парочка угрожающе двинулась к Линни.

- Не отдам!

- Эй, ребята, что с вами? - поразилась Принцесса. - Вы же никогда другим игру не ломали.

- А мы и не ломаем. Если мы доставим эту деву к Королю, нам мастера плюшку дадут.

Линни содрал через голову платье.

- А я не девочка. Я вовсе мальчик. Что, съели?

- Ну ладно, мальчик. Все равно тебя в замок приказано доставить.

- Я там ни фигасеньки не забыл! И вообще, вы все ненастоящие!

- Тебе не стыдно мешать народу играть? - укоризненно спросил первый стражник.

- По-моему, это вы нам мешаете... - вежливо вмешался Лихомир.

- Там, наверное, страшно!

- Страшно там будет только вам, потому что вы ждете ужаса и готовитесь к нему, - спокойно отвечал Лихомир. -Идемте, народ!

- Ты все равно не сможешь открыть эту дверь! - взвизгнул стражник.

Линни так и не понял, который из двух - так исказились злобой их лица и такими похожими стали. Принцесса во время этой перепалки молчала и пристально глядела на Лихомира, словно пытаясь что-то вспомнить.

- Увидим, - фыркнул Линни.

Лихомир толкнул маленькую полукруглую дверь, возникшую на веранде непонятно откуда, и вошел первым. Один стражник грубо схватил Линни за руку и тут же, охнув, схватился за ушибленную коленку. Это Принцесса, изловчившись, двинула его ногой. Попустив деву вперед, Линни обернулся, стряхнул с плеча волосатую лапу второго стражника, встретился с ним взглядом и коротко произнес:

- Тебя нет!

И, не дожидаясь результата своих слов, захлопнул дверь и запечатал ее руной закрытия.

История Принцессы

По стенам коридора были развешены факелы. Лихомир быстро шагал вперед, изредка поторапливая догонявших его Линни и Принцессу.

- Я так и не понял, куда ты нас ведешь? - поинтересовался Линни, поравнявшись с ним.

- К Стражам, солнце мое ясное...

- А зачем столько времени комедию ломал?

- Из-за нее,- и Лихомир кивнул на Принцессу. - Неужели не узнал?

- Не...

- Маруська из группы "Синяя птица". Помнишь - "The Road goes ewer"?

- Это же первая квэнская песня, которую я вообще услышал! - охнул Линни.

Маруська застенчиво потупилась.

- Это было давно и неправда... Мы вообще-то потом еще два альбома выпустили... Неужели не слышал?

- Не-а... - со стыдом признался Линни. -А я-то думал - где я тебя видел?! Вы ведь в Москву приезжали... Году так в ... 95м. Я тебе тогда подснежники подарил. Как сейчас помню... И сказал, что с декабря мечтал подарить тебе цветочки.

- Хорошие были подснежники, - серьезно кивнула Маруська. -А я тебе ответила, что это здорово - с самого декабря мечтать о подснежниках.

- Слушай, а тебя-то как сюда занесло?!

- Долгая история...

- Да ладно уж, расскажи.

- Как-то раз я пришла на Черную Речку - отловить знакомых и спеть для записи. И встретила там незнакомую девчонку, которая называла себя Сказительницей. Она рассказывала красивые квэнты - про синюю стеклянную розу и про то, как полюбили друг друга двое слуг Врага.

- Это типа как? - заинтересовался Линни.

- Он был мастером, а она - прекрасной девушкой. Он любил ее, но она не отвечала ему взаимностью. И вот он создал для нее синюю хрустальную розу, вложив в нее всю свою нежность. Он подарил цветок девушке , и тогда она сказала ему "да".

- Ниенятина какая-то... - презрительно выпятил губу Линни.

- Постой, - остановил его Лихомир, - а что дальше было?

- Ну, не мастерица я рассказывать... В общем, дальше об этом узнал Враг и страшно рассердился, что розу подарили не ему. Он потребовал ее отдать, и, когда мастер не согласился, отнял ее силой и растоптал. Тогда мастер бросился на него с мечом и погиб, а девушка от горя превратилась в летучую мышь.

- Действительно, странненькая сказочка...

- Да фигня все это! -отмахнулся Линни. -Хочешь, скажу, как все на самом деле было? Мастер научился творить и любить, он уже не смог больше служить Врагу, потому что творчество и любовь дают свободу. За свою свободу он сражался и погиб. А дева была дура, ее снова опутали чарами и превратили в летучую мышь. Она свободу не оценила. Вот так.

- Экие вы непохожие... - чуть улыбнулся Лихомир. -Одна и та же сказка - а насколько разное восприятие... Ладно, а как ты все-таки сюда попала?

...Маруське не слишком понравилась эта история, но она решила, что из нее можно сделать красивую балладу. Только надо бы сперва спросить разрешения у автора... И она подошла к Сказительнице - темноглазой высокой девушке в черной шелковой тунике.

- Я Маруська из "Синей птицы". Скажи, а можно ли воспользоваться твоим сюжетом? Знаешь, после нужной обработки из нее получится очень милая песня. Девочки будут пищать и бросать в воздух фенечки... и лифчики. И трусики.

- Отчего нет... У меня много таких историй. Кстати, эта родилась на игре. Ты была в том году на Яхромском "Звездном пути"?

- Да я вообще на игры как-то не очень... - пожала плечами Маруська. -Не вижу кайфа играть в то, что тебе навязывают.

- Зря, батенька, зря. Между прочим, не все мастера такие свиньи. Вот мы с Луиниль тоже игру делаем. Хочешь, будешь играть королеву?

"Королеву", - задумалась Маруська. -"Королеву - это здорово. По крайней мере, за водой самой ходить не придется..."

- А что за роль?

- Ты будешь жить в лесу и заманивать песнями в свой замок одиноких путников.

- А потом? - живо заинтересовалась Маруська.

- А потом - делай с ними что хочешь.

- Забавно... Я их за дровами пошлю.

- Только, знаешь что? Мы ведь никогда тебя в игре не видели. Поехали сейчас ко мне - устроим маленькую кабинетку и поглядим, на что ты способна.

У Маруськи как раз никаких особых дел на этот вечер не намечалось, и она, недолго думая, согласилась.

- Ну, а потом? - нетерпеливо дернул ее за руку Линни.

- Потом... Потом мы пришли к ней домой. И стали играть. В общем, в некоем мирке было военное поселение. И его защищал некий крутой волшебник. А у волшебника был раб - пацаненок лет восьми. Так вот, это ублюдечко - в смысле, волшебник- узнав, что у мальчишки огромные магические способности, выкупил его у прежнего хозяина и ... как вы думаете, ЧТО он с ним сделал?

- Учить стал? - неуверенно предположил Линни.

Маруська поморщилась.

- Светлый - аж тошнит...

- Заставил на себя работать? - понимающе глянул Лихомир.

- Ближе, но не совсем... Народ, я бы никогда не додумалась! Он стал использовать своего раба как огромную энергетическую батарею!

- И не учил? - удивился Линни.

- Тьфу на тебя! - Маруська готова была убить непонятливого.

- Где уж тут учить-то... - вздохнул Лихомир. -ты у нас в мирное время родился, ничего такого не видел. А мне пришлось пошляться по разным нездравым местам. Ну, и? Продолжай.

- Так вот, народ, он решил, что пацаненка надо заставить не впечатляться на окружающий мир. Если он чему-то радуется, то тратит на это силу, а его сила принадлежит тому колдуну. Типа, непорядок. И вот магуй перекрыл ему зрение. Прочитал специальное заклятие, и мальчишка стал слепым. И даже снов не видел. И тут, спустя три года, на эту военную базу сваливаюсь я. Ни фига себе заявочки, а? Для первой-то игры? Как вы думаете, что я сделала?

- Вызвала магуя на дуэль! - радостно воскликнул Линни.

- Хм... Не угадал. Еще варианты?

- Украла пацана!

- Опять мимо.

- Разнесла всю базу нафиг!

- Упс...

- Так как вы все-таки поладили-то?

- Обошлось без поединка.

- Что ж, он просто так отдал пацана?! ну, знаешь... Пришел дядька Станиславский и рек: "Не верю"!

- Да нет... В общем, я с его начальством пообщалась. И предложила взамен мальчишки крутой артефакт. Как выяснилось, им глубоко все равно, откуда брать силу... Ну, мальчишка поступил в мое полное распоряжение. И заклятие с него пришлось снимать уже мне.

- И как ты это сделала?

- Да мы долго шлялись по мирам, приключались, искали целителя для Мая... А через три дня приехала с дачи мама Сказительницы и страшно рассердилась, застав в квартире тусовку. Естественно, дала дочке нагоняй и разогнала всех нафиг. А игра была в самом разгаре. Мы еще не нашли целителя, нам как раз собирались указать к нему дорогу. Я вернулась домой, и с тех пор каждую ночь мне стало сниться продолжение нашей игры. А потом почему-то стала сниться другая игра, в которой я была Принцессой...

- Классика, - негромко сообщил кто-то рядом.

Линни обернулся, но никого не увидел.

- Чего? - ошалело переспросила Маруська, вертя головой.

- Классика, говорю...

- Что тебя так удивило? - пожал плечами Лихомир. -Это же Стражи. Имеют они право стать невидимыми?

- Имеют... - растерянно кивнул Линни. И вдруг осмелел:

- Народ, если Игра по вашей части, то в вашем ведомстве бардак. Хороших квэнов заманивают в Игру, и они там играют, пока не отдадут все силы души мастерам. Тогда они теряют себя. Разве это хорошо?

- Это плохо.

- Ну так разберитесь, десять зеленых обезьян к богу в бороду через семь гробов!

- Линни хочет сказать, - смягчил Лихомир, - что мы пришли просить у вас помощи.

- Вы получите ее.

- Я хочу расквитаться с Привратником! - влез Линни. - У меня во что есть!

Меч в его руке со свистом рассек воздух.

- Полегче, спички детям не игрушка, - проговорил невидимка.

Меч аккуратно высвободился из Линниной руки и пристроился у пояса Лихомира.

- К создателю пошел, да? А я как же? - обиделся Линни.

- Лихомир как-то больше соответствует этому оружию, = прокомментировала Маруська .

- Это не моя дорога, - неожиданно резко ответил Лихомир, легким движением руки отправляя меч обратно к Линни. -Уничтожить Привратника должен именно ты. И не спрашивай, почему я так решил -сам не знаю. Просто так надо.

- Вам пора, - напомнил один из невидимых стражей.

Пять секунд на бросок

... В огромном зале с колоннами за маленькими столиками сидели Ломион и его команда почти в полном составе. Они что-то оживленно обсуждали. На полу валялись разноцветные обрезки ткани, нитки, куски бумаги, Ломион что-то рисовал, его друг за соседним столиком общался с несколькими новоприбывшими квэнами. Похоже, они готовились к очередной игре. К Линни подошел кто-то смутно знакомый и заявил:

- Пойдем, будешь играть с нами. У нас такое правило: если новое существо приводит кто-то, кто нам дорог, тогда мы его принимаем. Так уже бывало не раз, но я и не думал, что кто-то из наших может замолвить слово за тебя. Но раз уж такое произошло - что ж, будь с нами в нашей команде.

- А ты кто вообще? - поинтересовался Линни. -Мордально ты мне знаком, но имени не помню.

- Быстро же ты забываешь старых друзей! Эленлас я - неужели не помнишь? Или ты сердишься на меня за что-нибудь?

От неожиданности Линни на выдохе произнес недавно зазубренную длинную матерную тираду, в которой только три приличных слова:

-...Среди мексиканских кактусов! Твою же мать, где ты был пять лет назад?!

Цитаты из Линниного дневника, случайно попавшего в руки к Эленласу, стали анекдотом, над которым несколько месяцев потешалась вся тусовка. Ох уж эти тусовочные трагедии... Одна на другую похожа.

- Ладно, - одернул себя Линни, - что было, то прошло. Это не эльф, это фарфоровая статуэтка. Красивый, но бездушный и хрупкий. Но, черт возьми, что ему от меня надо?

- Да отстань ты от меня, - произнес Линни достаточно громко. -Я тебя не помню. И играть с тобой не буду. Даже не надейся.

- Разве ты не хочешь на равных поиграть и со мной, и с Ломионом? Теперь ты будешь не чужак и случайный пришелец, ты будешь свой.

- Где ты был пять лет назад?! - горько упрекнул Линни. -Тогда мне это было критично. А сейчас - нет. Как говорит моя однокурсница, отболело и отвалилось. У тебя информация устарела. Не буду я с вами играть, хоть тресните!

- Пойдем-пойдем, - не слушал Эленлас. -Вон Ломион уже тебя ждет. Эй, друг, - окликнул он Ломиона - я привел тебе того, о ком ты желал знать. За него попросил некий хороший квэн, и теперь он будет с нами.

- И не почешусь даже! - возмутился Линни.

Ломион скользнул по Линни безучастным взглядом.

- Так я же вовсе не о нем просил! И вообще, он на девчонку похож!

- Сам такой десять раз!!! - окончательно вышел из себя Линни.

Все старые обиды вдруг всколыхнулись, как только что полученные. Линни выхватил меч, и рукоять строптивца послушно легла в ладонь.

- Ты не нолдо, ты мерзкий цивил и недостоин носить гордое имя потомка славного рода Финвэ! - как будто кто-то сильный, уверенный в себе, произнес эти слова за Линни. -Я утверждаю это. И я вызываю тебя на поединок!

"Эру всесильный, что я несу?! Он же меня с полпинка сделает! Потому что пока я по глюкам шлялся, он ходил на тренировки!"

Но эта трезвая мысль моментально была заглушена другой: "Здесь - иные законы!"

Ломион встал. Кто -то из оруженосцев услужливо подал ему меч.

"Стальной! Заточенный!" - ужаснулся Линни. - "Ну, счас мне, как в той компьютерной игрушке, писец придет! Ваш герой побежден - миссия завершилась!"

Клинки скрестились. Линни страшно удивился, осознав, что дерется не хуже Ломиона. Кажется, где-то он уже читал о таком мече, который ведет руку хозяина сам. Ладно. Линни расслабился. В голове завертелся кусочек свежей песни Нимлот:

Плащ за спиной, точно крылья, вьется,
Сталь зарычит - он засмеется,
Время пути -
Знамя- дракон, лети!

Свита Ломиона, полукругом обступившая бойцов, тихо ахнула.

"Убил!" - испугался Линни. -"По жизни же убил! Счас меня линчуют..."

Крови не было. Ломион удивленно и с некоторым даже уважением глянул на Линни и исчез. Линни бросился к выходу, толкнул плечом дверь. На пороге возник Привратник.

- Еще придешь?

- Да пошел ты! - и Линни не глядя взмахнул мечом.

На этот раз кровь хлынула как из ведра. Только она была не красная, как у нормальных людей, а коричневая, вязкая. Меч снова превратился в кинжал. Привратник слегка пошатнулся, но на ногах устоял. Насмешливо ухмыльнулся.

"Да неужели не проняло?!" - и охваченный яростью Линни рванулся вперед. В памяти всплыл обрывок песни из какого-то детского фильма, в котором на помощь приходили барабанщики и все хорошо кончалось :

- Пять минут на прощание,
Пять минут на отчаяние,
Пять минут на решение,
Пять секунд на бросок!

- Чтоб ты сдох, извращенец поганый!! - от души пожелал Линни и полоснул кинжалом по его горлу.

И, обмакнув палец в лужу крови Привратника, слегка удивившись, почему нисколечко не противно, он нарисовал на двери сразу несколько рун закрытия.

- Кровью, говоришь? Так вот твоей кровью я это и запечатываю! Никто больше сюда не пройдет!

Линни вышиб дверь и вылетел в коридор. За ним медленно, словно нехотя, потянулись остальные игроки.

Последняя премьера

...Ночной лес. Яркая луна, сыро и холодно. У костра на поляне сидели квэны в прикидах "под Возрождение". Кто-то объявлял:

- Внимание, жители Лондона! В полночь за рекой состоится бессмертная премьера "Гамлета"! Спешите увидеть! Не пропустите!

- Пошли, что ли?

- А сейчас сколько?

- Без пяти.

- Там все, небось, уже началось давно.

- Так пошли, посмотрим! Джесси, ты идешь?

Линни решил, что ему наконец-то повезло, и он вырвался на свободу. Ведь до этого вся Игра проходила в каких-то казенно-школьных помещениях...

Осторожно перейдя речку по шаткой переправе из трех бревен, компания квэнов вышла к грубо сколоченному помосту, на котором стоял молодой человек в белой рубашке с широкими рукавами.

- Когда пробьет полночь, вы все станете участниками представления. Не зрителями, а участниками! Итак, часы бьют! Все кружится, кружится, кружится... И вот вы уже не зрители. Вы оказываетесь за кулисами. Скорее! Король ждет!

- Какой король? - раздались недоуменные возгласы. -У нас королева! Елизавета!

- Боже, храни королеву!

- Скорее! Король ждет! - словно не слыша, повторил зазывала.

- Да что за король-то?! - не поддавался Линни.

Но толпа зрителей уже послушно взбиралась на помост и исчезала за сценой. Линни подхватили под руки две какие-то девчонки и тоже поволокли за собой.

"Стремненько тут как-то... Ну да ничего".

Кое у кого были фонарики, но что от них проку в жутком буреломе? Они выхватывают из темноты стволы деревьев, а под ногами все равно ничего не видно. Продираться в игровой обуви через нагромождения стволов и веток - удовольствие ниже среднего. Спотыкаясь, ощупью находя путь, то и дело вытаскивая застрявшую в щелях между поваленными деревьями ногу, Линни шепотом поминал черта и такую-то мать.

- Оставь в покое бедную старушку! Мы уже почти пришли, -жизнерадостно крикнул кто-то из шедших сзади.

"Ути-пути, какие мы оптимисты!"

В очередной раз подвернув ногу и сказав все, что он думает по этому поводу, Линни вышел наконец к свету. Задрапированная черным целлофаном просека должна была изображать тронный зал. Все это освещалось десятком маленьких дешевых круглых свечек в жестяных коробочках, стоявших в ряд на грубо сколоченном из неотесанных бревен столе. Их пламя отражалось от черного целлофана стен, и впечатление получалось жутенькое.

- А, тапайте меня, тапайте!- взбудораженно шептала сзади какая-то рыжая девчонка.

- Тапаем тебя, тапаем! - отвечали ее подружки.

"Это еще что такое? - озадаченно подумал Линни. -Новый жаргон, наверное... Интересно, а "Тапать" - это как? Топать тапками? Или топтать тапками? А, нет, знаю! Это когда таракан по стене ползет, а ты тапок снимаешь и - шлеп его! "

Увлекшись филологическими размышлениями, Линни прозевал появление "короля". Это был высокий парень в плаще из серебрянки, вывернутом наружу темной стороной. Зазывала, он же мажордом, подлетел к нему и стал что-то шептать.

- Гости? - отозвался "король" неожиданно звучным и довольно густым голосом. -Я не приглашал никаких гостей. Наверное, это гости королевы. Приветствую вас, дворяне Дании, и прошу принять участие в торжествах по поводу свадьбы королевы.

- Какая еще Дания?! - шепотом возмутилась стоявшая возле драпировки дева в черном мужском камзоле. - У нас Англия! И какая еще свадьба королевы?! Королева девственница, и ей, на минуточку, уже сильно за 60!

- Дворяне Дании! - продолжал вещать "король". -Мы вынуждены сообщить вам пренеприятное известие!

- К нам едет ревизор! - чуть слышно прокомментировала леди в черном, озорно подмигнув Линни.

Тот тихонько фыркнул. Кружилась голова, ощущение невнятной опасности не покидало ни на минуту. Вспомнилась песня Ломиона: "А на запад ты не смотри - сойдешь с ума, сойдешь с ума!"

"Ох, и дурак же я! Обрадовался-вылез из Большой Игры, вылез! Щаз-з! Надо стебаться, а то поедет крыша... Смешное не может быть страшным! А дева вполне живая. Это хорошо."

- Дворяне Дании! - напыщенно подхватил мажордом. - Король Гамлет скончался. Это очень печально, но жизнь продолжается! На трон взойдет его брат Клавдий. Сегодня у нас здесь, в Эльсиноре, будет происходить свадьба королевы. Король умер - да здравствует король!

- Да здравствует король! - дружно воскликнули все гости.

- КАКОЙ БРАТ?! - уже почти открыто бунтовала дева. - Он ему ДЯДЯ! Шекспира читать надо, на минуточку!

Она обернулась за поддержкой к Линни. Тот равнодушно пожал плечами.

- Не знаю, я его тоже не читал... Постой, а где я тебя видел? Что-то мордальность твоя мне знакома... КЭЙТИ?!

- Ш-ш! Нам надо выбираться отсюда...

- Я это уже понял.

Тут рыженькая девчонка с фанатичным огнем в глазах выскочила вперед и присела в почтительном реверансе.

- О, ваше величество! Не могу ли я вам чем-то помочь в подготовке торжества? Накрыть на стол, рассадить гостей?

Ей милостиво кивнули и отдали какие-то распоряжения. Ее подружек немедленно куда-то отправили, а рыженькая с видимым удовольствием принялась переставлять свечки на столе. Больше ей пока делать было нечего.

Кэйти многозначительно повертела пальцем у виска. Линни презрительно оттопырил губу.

- Во дает! Сама лезет!

- Потерян человек для общества... Ты ж посмотри - у нее глаза безумные...

- Сам вижу, не слепой. Ох, не нравится мне это все! Категорически не нравится!

- Мне тоже.

- Вам не нравится в нашем замке?..

К ним подошла девчонка в короне из фольги.

- Королева, что ли?

- Тише ты!

- Отвечайте же!- она надула губки и притопнула каблучком.

Линни слегка стушевался. Ответить прямо - мол, что вы тут народу крышу двигаете - он не рискнул и вопросительно глянул на Кэйти. Та моментально перехватила инициативу, присела в глубоком реверансе и затараторила:

- О, ваше величество! Мой супруг немного не в себе. Он так скорбит из-за смерти короля, что почти потерял рассудок! Пожалуйста, не принимайте его слова всерьез!

- О смерти короля? - недоуменно приподняла брови королева. - Но со смерти короля прошло уже четыре месяца! Сейчас у нас праздник, и я хочу, чтобы все веселились!

И тут Линни чуть все не испортил. Он уставился на королеву и глупо спросил:

- Как - четыре месяца? А где же мы были все это время?

- Вы так меня спрашиваете, как будто я знаю, где вы были! - обиженно отозвалась "Королева".

- Да где вам знать!

Кэйти сильно двинула Линни локтем и почти пропела:

- Видите, ваше величество, он совсем повредился в уме...

- Я уж вижу, - холодно проронила "королева" и отошла к другим гостям.

- Какой я тебе, к такой-то матери, супруг?

- Я ляпнула первое, что пришло в голову! Надо ж было тебя, придурка, вызволять!

- Да больно надо! Давай-ка лучше мотать отсюда... Пока не заставили участвовать в этом безобразии...

- Ой, давно пора! Только тихо! Да куда ты прешь в драпировку! Левее... вот балда!

- У меня топографический кретинизм.

- Сейчас нам тут покажут кретинизм...

У выхода стоял, лениво облокотясь о стену, дядечка средних лет в темном плаще и треуголке. Едва завидев направлявшуюся к выходу пару, он с некоторым вызовом положил руку на косяк, перегородив дверь. "Всадники заката, всадники рассвета..." - чуть слышно воззвал Линни.

Опасливо глянув на подошедших, дядечка нехотя убрал руку и дал им выйти. Углубляясь в лес, Кэйти негромко проговорила:

- Ого, наверное, у нас были ЛИЦА!

- Я просто подумал, что пойду напролом, если он не будет нас выпускать. Мне было уже пофиг.

- И мне тоже.

Беглецов окружила почти осязаемая темнота ночного леса.

- Ты помнишь, как идти?

- Не-а.

- Замечательно. Я тоже.

- От театра мы шли через лагерь с костром, потом был бурелом, а потом дворец, - стал припоминать Линни.- Вон огонек виднеется. Пошли на него.

Сзади, от дворца, послышался какой-то шум, треск, голоса, затем вопль:

- Стража!

- Писец, - сказала Кэйти. - Это за нами.

- Стоим и не двигаемся. Прикиды у нас темные, авось и не заметят. По такой темнотище-то!

Они замерли, стараясь даже дышать неслышно.

- Можете кричать, можете плакать, можете ругаться - вам все равно не уйти! - доносилось от стен Эльсинора.

- Ненормальные... - одними губами вымолвил Линни.

Кэйти бил нервный озноб. Она сжала Линнину руку.

- Я боюсь...

- Стой смирно!

"Всадники заката, всадники рассвета... А можно их ночью-то вызывать? Можно, наверное..."

Луч фонарика зашарил по переплетению веток и стволов, несколько раз он едва не выхватил беглецов из темноты, но тут же начинал скользить дальше. Потом голоса удалились в сторону, и Кэйти облегченно вздохнула.

- Кажется, нам повезло...

- Пошли дальше.

Под ногами хрустели сухие ветки, но страх от погони почти улетучился, и Линни с Кэйти, взявшись за руки, чтобы не растеряться в темноте, осторожно двинулись вперед.

- Смотри-ка, - указал Линни, - впереди огонек. Наверное, это один из временных лагерей. Может, хоть там есть вменяемые люди?

- Сомневаюсь, - сквозь зубы процедила Кэйти.

На полянке горел небольшой костерок, в него подбрасывали хворост две девчонки в белых платьях.

- Эй, народ! - окликнул Линни. - Где тут переправа? Мы заблудились...

- Какая переправа? - после минутной паузы отозвалась одна.

- Здесь нет никакой переправы, - поддержала вторая. - Здесь только кладбище, тихое и спокойное...

- По-ня-ятно... - зловеще произнесла Кэйти. - Идем дальше. Вон за кустами еще огонек мерцает. Будем надеяться, что это не свечка.

...В следующем лагере неумело размахивал шпагой парень в светлой рубашке с широкими рукавами. Завидев приближающуюся парочку, он вскричал, театрально вскидывая шпагу вверх:

- Я вижу призраков!

- Я тоже, - мрачно буркнула Кэйти.

Линни не смог сдержать истерический смех.

- Ничем не сможем вам помочь. Разбирайтесь со своим призраком сами.

Беглецы двинулись дальше. Линни оглянулся. Судя по тому, как парень, выкрикивая что-то невнятное, яростно фехтовал с воздухом, призраку сильно не повезло...

- О, я узнаю этот бурелом! - радостно воскликнул Линни. - Дальше должна быть сцена, а потом - тропинка. Ой... Мать-мать-мать...

Споткнувшись об очередную корягу, Линни больно ушиб коленку и локоть. Они вышли к пустой и совсем не страшной теперь сцене, обогнули ее и повернули налево, к переправе.

- Голоса! - прислушалась Кэйти. - Я слышу нормальные человеческие голоса! Линни, ты слышишь?

- Такое трудно не услышать...

Нестройный девичий хор громко и радостно орал "Бэксфорда".

-Сэр Джон Бэксфорд пил шотландский эль и к вечеру очень устал.
Он упал под ель, как будто в постель, и там до пасхи проспал!

- На-ро-од! - завопил Линни.

- Наро-од! - подхватила Кэйти.

- Чего-о! - донеслось от реки.

- Вы где?

- Мы тут!

Голоса раздавались совсем рядом. Продравшись короткой дорогой через кусты, Линни с Кэйти через пару минут уже обнимались с компанией полупьяных девчонок.

- Господи, нормальные люди! - всхлипнула Кэйти.

- Вырвались! - стараясь унять нервную дрожь в руках, прошептал Линни.

- Так налей, налей еще по одной -
С утра я вечно больной... - снова завели девчонки.

Линни и Кэйти радостно подхватили припев и закружились с ними в хороводе под луной.

- Водки хотите?

- Давай! -Линни храбро отхлебнул.

- Народ, а вы откуда? Со спектакля?

- Там не спектакль! Там полный пип! - отмахнулась Кэйти.

- Потом расскажем! Народ, а где тут переправа?

- А хрен ее знает! Мы пьяные! Нам хорошо.

И покуда пьет российский народ...
- АМЕРИКА будет жива! - подхватила Кэйти.

- Да вот переправа! Ой...

- Они же ее разобрали!

- Ля-ля... А мне пофиг. Народ, кому критично - отвернитесь, сейчас стриптиз будет под луной. - и Линни решительно шагнул к воде с явным намерением вылезти из штанов и перейти речку вброд.

- Погоди! - жалобно остановила его Кэйти. - А может, за руку перейдем? Они ведь только среднее бревно утопили!

- А ты видишь, какой расстояние между оставшимися? Они не только утопили среднее, они еще и второе отодвинули. Не знаю как ты, а я грохнусь.

- Может, в обход?

- В жопу хомячка!

- И над полигоном раздавалось жизнерадостное: "В жопу хомячка!" - хмыкнула Кэйти.

- Эй, на том берегу! - раздался зычный окрик. - Вы чего там возитесь, сотня морских чертей вам в зубы?

- Мы перейти хотим! А переправу разобрали!

- Так по бревну!

- По одному-то?! - хмыкнул Линни. - Сам иди!

- Хватайтесь за тот конец!

Линни и Кэйти вцепились в толстенное бревно и, поднапрягшись, стали толкать его к соседнему.

- Двигайте, еще, еще! Я еще не поймал! - распоряжался бородатый парень на другом берегу. - Все, есть! Толкайте!

- Р-раз! Эх, твою мать!

Последний рывок - и оба бревна легли так, как лежали до начала спектакля.

- Все. Стриптиз отменяется! - радостно заявил Линни.

- А ты собиралась его устраивать? - живо заинтересовался нежданный спаситель.

- Это не она, а он! - возмутилась Кэйти.

- А ты хотел увидеть что-то принципиально новое в женской анатомии? - вяло огрызнулся Линни.

- Я так не перейду! - заныла Кэйти.

- А чего тут идти-то? На четвереньках!

- Мордой в воду, попой к звездам?- съехидничала Кэйти, и парень на другом берегу покатился со смеху.

- Я понимаю, что это некуртуазно, но ведь главное - выбраться!

Линни опустился на четвереньки и благополучно перебрался через речку. По щеке его мазнула мокрая манжета бородатого спасителя.

- Я как настоящий адмирал! - гордо заявил тот. - Мы в таких переделках бывали, сто тысяч дьяволов, по сравнению с которой эта - тьфу! Ты как?

- Со мной все нормально, - скороговоркой отвечал Линни, уворачиваясь от поданной руки. - Я сам влезу. Ты вон лучше деву лови.

- А я по-твоему, что делаю?

Он подхватил Кэйти на руки, и та блаженно замурлыкала, склонив голову на его плечо. "Интересненько.." - озадаченно подумал Линни, наблюдая эту картину.

Совсем рядом раздавались голоса и смех. У небольшого костерка на бревнышках сидела компания полуприкинутых квэнов и, медитируя на закипающий котелок, травила неприличные анекдоты. Линни почти рухнул на свободное местечко и выдохнул:

- Спасены!

- А вы что, со спектакля?

- Да какой там спектакль! - отмахнулся Линни. - Писец там сплошной!

- Да, приходим - думали, там спектакль будет, а там всех в игру стали загонять!

- И, главное, все пошли, как зайчики!

- А мы поняли, что пора сматываться...- вещала Кэйти, царственно протянув замерзшую ножку бородатому адмиралу. Он безропотно отогревал ее ледяную ступню в ладонях.

"Интересненько...- озадачился Линни. - Чего-то я не понимаю в этой жизни... Фри лав, конечно, штука полезная, но, насколько мне известно, Горный Тролль жуткий собственник..."

- Эй, Линни! - звонко окликнула его повеселевшая Кэйти. - Ну как тебе приключение?

- Э-э... Знаешь, подруга, твой новый кадр мне нравится гораздо больше. Одобряю. Предыдущий совсем никуда не годился.

Адмирал захохотал басом, Кэйти обиженно надулась, и до самого утра никто не доставал Линни дурацкими вопросами. К рассвету он даже немного задремал, уткнувшись носом в колени.

Пробуждение оказалось совершенно неожиданным. Его трясли за плечо и совали в руки миску с горячей гречкой с тушенкой. Рядом чему-то заливисто смеялась Кэйти. Народ упаковывал рюкзаки и производил "разбор полетов".

Среди общего гомона выделялся голос Адмирала:

- Нет, я все понимаю, игровые катарсисы, крышесъезды - все это очень круто, но вся круть кончается, когда разбирают переправу. Дальше начинается обыкновенный сволочизм. Я так и напишу в отчете.

"В КАКОМ отчете?! Это что, все было ПО ЖИЗНИ?! Е-мое!!!"

Народ свернул палатки и двинулся к электричке. Линни присоединился к первой же съезжающей с полигона группе и, чтобы не вызывать подозрений отсутствием рюкзака, вызвался тащить объемистую сумку с реквизитом. По не совсем русским названиям мелькающих за немытым стеклом вагона полустаночков он вычислил, что игра происходила в районе Выборга, и сильно обрадовался этому: если вдруг Лихомира не окажется дома, всегда можно будет вписаться у Котенка.

Но Лихомир был дома. Увидев на пороге пахнущего дымом Линни с огромной сумкой, набитой прикидами и всякой игровой мишурой, он слегка нахмурился.

- Заходи, раз пришел. Хоть бы предупредил, что на игру поехал! Что я три дня весь Питер на уши ставлю! Даже рюкзак не взял! Кто же так на игры ездит?!

Линни молча прошел в прихожую, сбросил на пол сумку и медленно опустился рядом с ней на корточки.

- Я НЕ УЗЖАЛ НА ИГРУ, - отчетливо произнес он. - Просто Большая Игра вышла на пожизненный уровень. Хорошо еще, что под Питером. А если бы меня вышвырнуло где-нибудь в районе Новосибирска?

Тут уже по стенке сполз Лихомир.

- ЧТО?!

- Ага. Мы пришли - а там театр. И все пошли, как зайчики! А мы - через бурелом, и нафиг!

- Погоди. Давай по порядку.

Линни справился с волнением и довольно внятно изложил другу подробности ночной игры и того, как он там оказался.

- Фью-ю! Первый раз слышу, чтобы кого-то загоняли в игру насильно. Это, дружище, уже ни в какие ворота не лезет.

- В Игре такого не было. Всем просто не хотелось уходить. Слушай, а имеет ли им смысл теперь доставать нас в снах, если у них уже есть дорога на пожизненный уровень?

- Вопрос теологический, сложный. По-моему, имеет. Игровой сезон скоро закончится, начнется сезон кабинеток, в которых гораздо меньше возможностей двигать людям крышу.

- Не скажи. Я в молодости и сам ехал крышей, только недолго. Смотря кто игрушку делает.

- Разумно. Слушай, а может, чаю?

- Угу.

- Пошли на кухню. Кстати, ко мне тут без тебя заходила Маруська, жаловалась, что сны странные снятся.

- Ты ее прогрузил? - спросил Линни, добравшись до сухарей с изюмом.

- Зачем? - пожал плечами Лихомир. - Меньше знает - крепче спит. Я думаю, ее больше не тронут. Вот с тобой дело хуже. Мне совершенно не приходило в голову, что Мастера могут ловить народ по жизни. Об этом стоит рассказать квэнам, чтобы были поосмотрительнее и не связывались с этим театром.

- А с вами что было? - оживился Линни, жуя третий сухарь.

- О, это песня! Сейчас расскажу.

Герои меча и магии

...Лихомир и Маруська растерянно вертели головами: Линни неожиданно открыл какую-то дверь и исчез за ней. Ни Лихомир, ни Маруська не успели отследить, куда он делся.

- Ч-черт! - выдохнул Лихомир.

- Вот дурак-то! -огорчилась Маруська. - Хоть бы сказал, мол, я пошел, ребята...

- Он по жизни такой - как что в голову взбредет - не остановишь. Ну что? За ним?

- А ты уверен, что нам сюда?

- А у нас большой выбор? - отозвался Лихомир. - Дверь тут только одна, и никуда больше он деться не мог. Пошли!

И он решительно потянул на себя ручку полированной коричневой двери. Маруська послушно двинулась за ним - ей совсем не хотелось блуждать в одиночестве по этим коридорам.

... Перед ними возникло расчерченное сеткой зеленое поле. На нем разворачивалось настоящее сражение. Маруська зажмурилась и помотала головой - она решила, что у нее едет крыша.

Зеленые, чешуйчатые, с хвостами и пастями, зубастые, лохматые, с рогами и копытами монстры сцепились посреди поля. Правда, передвигались они не хаотично, а аккуратно по шестиугольной сеточке. В некотором отдалении за битвой безучастно наблюдали два всадника - у одного над головой развивался красный флаг, а у другого- желтый.

Над битвой раздавался гнусавый голос спортивного комментатора:

- Грифоны наносят урон 25! Одно Древнее Чудище погибает!

- Удар молнии наносит урон 100! 30 Черти погибают!

- Желтый сотворяет Взрыв. Цель- Грифоны!

Маруська расширенными глазами наблюдала за всем этим безобразием.

- Лихомир, что это?!

- Похоже, это уровень для любителей компьютерных игр. Если не ошибаюсь, какой-то из вариантов "Героев меча и магии".

- А-а... - протянула Маруська. - Не знала, что твой приятель такой фанат компьютерных игр.

- Веришь, я тоже не знал! Не похоже на него...

- Ой, ой! Смотри! Птичек убили! Жалко-то как!

- Интересно, а он знает заклинание восстановления? - задумчиво произнес Лихомир. Ему становилось интересно.

- А эти киски хвостами дерутся! Они что, ядовитые?

- Это Скорпикоры! - объяснил Лихомир, с любопытством наблюдая за битвой. - Они кусаются и хвостом яд впрыскивают.

- Ой, смотри, смотри! Ураган идет!

- Не бойся, нас не зацепит! Этот герой, похоже, эксперт магии воздуха. Интересненько...

- Ой, смотри! Эльфики! Какие симпатичные!

- Пяток лесных эльфов против десятка Черных Драконов? - прикинул Лихомир. - А, лягут!

- Жа-алко.

- Не напрягайся - это же игра! Досмотреть хочешь?

- Не-ет... там такие киски были славные, а их всех поубивали. Жа-алко.

- Тогда пошли дальше!

Неподалеку на такой же расчерченной шестиугольной сеткой полянке два усталых героя пили пиво и обсуждали игру:

- Я в замке сижу, у меня один несчастный Маг в гарнизоне, а меня тут ТАКОЕ любить пришло! Сотня Грифонов, три сотни Кавалеристов, полсотни Чародеев! Хорошо, Арлаш вовремя подоспел со своим Некромантским войском, мы этого Синего сложили.

- Они что, ненормальные? - тихонько поинтересовалась совершенно обалдевшая Маруська.

- Все компьютерщики немного с приветом, - пожал плечами Лихомир. - Пошли в замок! Если Линни где-то и носит, то скорее всего, он там! Он наверняка ищет дверь!

... Переступив порог, Лихомир понял, что ошибался. Это был не замок. Это была какая-то космическая станция. Они едва успели осмотреться, как сверху послышалось негромкое жужжание, и под потолком появились маленькие самолетики. Лихомир потащил перепуганную Маруську за колонну. Совсем рядом просвистела автоматная очередь.

- Мама!!! - истерически заорала дева.

- Мама тебе здесь не поможет, - вздохнул Лихомир.

- А это что такое?? - Маруська слегка отдышалась, потому что самолетики развернулись и полетели в другой конец коридора, в котором показался затянутый в скафандр космонавт с огромной лазерной пушкой в руках.

- Кажется, какая-то компьютерная стрелялка. Нам очень повезло, что появился настоящий игрок, на которого они отвлеклись.

- Я знаю все коды! Move 1,0! - выкрикивал космонавт, расстреливая из лучемета монстриков. -Говорите, сволочи, где выход на следующий уровень?!

Маруська прыснула в кулачок. Она вспомнила анекдот о "Думере", который попал в ад...

- Давай-ка выбираться отсюда... - негромко произнес Лихомир. - Хотел бы я знать, где этот паршивец шатается?!

- А вон дверь какая-то! - указала Маруська пальчиком.

По коридору прогрохотали тяжелые сапоги, и несколько яйцеголовых монстров с криком "ЧУЖОЙ!" исчезли за той самой дверью, которую подметила Маруська.

- По-моему, это не та дверь. Вряд ли Линни придет в голову гонять "Квэйковских" чертей.

- А откуда ты знаешь, что это "Квэйк"?

- А как же! У нас на работе мужики - кто думу думает, кто кваку квакает...

- Хорошая же у тебя работа!!

Маруська закатилась. Лихомир поволок ее к выходу.

На расчерченном сеточкой поле несколько ангелов отчаянно отбивались от десятка зеленых зубастиков.

- Помочь им, что ли? - хихикнула Маруська. - Люблю таких дивненьких...

И, не дожидаясь ответа, запела, прихлопывая в ладоши:

Мы идем из рая в ад,
Светлых ангелов отряд,
Чтоб из тех, кто мучится,
Спасти, кого получится!
Мы в те поры по лесу шли,
Ноги шаркали в пыли -
По лесной тропиночке,
И прямиком к осиночке!

Ну, как тебе? Ой, где это мы?!

Их окружил густой сосновый лес, а на пригорке у осины одиноко торчала покосившаяся дверь. Маруське показалось, что она чуть приоткрылась, и за ней мелькнул знакомый светлый хаер блудного Линни.

- Выход! - обрадовалась Маруська. - Это я напела! Цени!

- С чего ты взяла, что это выход?

- А туда Линни пошел! Он черт знает куда не пойдет!

- Линни?! Пошли!

... На Дворцовой площади толпа галдящих школьников направлялась в Эрмитаж. Накрапывал дождик. Рабочие ремонтировали Александрийский столп. Кораблик на шпиле Адмиралтейства почти скрылся в тумане.

- Что, дома?! -ошарашенно спросила Маруська.

- Похоже, на сей раз - да, - задумчиво произнес Лихомир. -Только все же где этот обормот?!

- А может, он уже давно дома? - с надеждой спросила Маруська. - Я есть хочу.

- Я вообще-то тоже. Давай купим, что ли, что-нибудь...

... Утром проснувшись, Лихомир не обнаружил ни Линни, ни записки от него. Сначала он решил, что существо отправилось гулять или в магазин, но когда блудный эльф не явился и на следующее утро, Лихомир забеспокоился. Он обзвонил всех знакомых, но ни у кого это сокровище не объявлялось. На третий день Лихомир стоял на ушах сам и поставил на уши половину своих друзей. И тут Линни явился сам.

- Так что нам делать?

- Я наелся и спать хочу. А потом... Знаешь, а поехали ко мне в гости! Опять же, четверг скоро, а я кучу народу хочу отловить у Трех Сосен.

- Поехали. Мне и самому как-то стремно отпускать тебя одного.

Сытый и довольный Линни свернулся калачиком на разобранном диване и уснул почти мгновенно. И приснилось ему... нет, на сей раз это была не Игра.

"Возьми мое имя"

Линни сидел за столиком в кафе, похоже, что на каком-то ролевом фестивале, и потягивал пиво прямо из горлышка. Знакомых физиономий не наблюдалось, до следующего мероприятия, на которое ему хотелось попасть, оставался еще целый час. Линни кайфовал и расслаблялся.

Раздвигая локтями толпу, к его столику пробиралась стриженная "под горшок" девчонка, одетая по последней моде ролевого клуба "Химринг", которым нынче руководил Ломион - в кожаные штаны и льняную рубашку, у горла заколотую медной простой фибулой. Линни со спокойным любопытством следил за ней взглядом: уж очень целенаправленно пробивалась.

- Привет, - первой поздоровалась она.

- Здорово, коль не шутишь, - отозвался Линни, делая изрядный глоток. - Что скажешь хорошего?

- С тобой хочет поговорить Лена, - отводя взгляд, напряженно произнесла девчонка.

- Какая еще Лена?! - удивился Линни.

- Ну, Ломион!

Линни едва не поперхнулся пивом. "Ужасненько..."

Он встал со стула и, стараясь ничем не выдать своего волнения, двинулся вслед за своей провожатой к столику в противоположном углу кафе.

- Я привела, - сообщила дева.

Линни сперва даже не узнал Ломиона. Он коротко подстригся, выкрасил свои каштановые волосы в невозможно-рыжий цвет и зачем-то напялил черную кружевную блузочку.

- Приве-ет тебе-е, - произнес этот незнакомый Ломион. Голос у него остался прежним.

- Привет, - озадачился Линни. - А что это на тебя упало? Чего это тебя пробило?

- На меня ничего не падало, - отозвался Ломион. - Просто я хочу все тебе сказать сам, чтобы потом не было лишних сплетен.

- Интересное начало, - кивнул Линни. - Я весь внимание.

- Я больше не Ломион. Я ухожу с тусовки, потому что хочу жить, как нормальная женщина, хочу, чтобы у меня была семья и нормальная работа.

- Ну, флаг тебе в руки, - ухмыльнулся Линни, хотя ему было совсем не весело. - А я-то тут при чем?

- Я не хочу, чтобы Ломион умирал. Мне жаль этого персонажа. Хочешь, возьми мое имя.

- Ты мне предлагаешь стать тобой?! Знаешь, я не желаю чужих путей.

- Почему ты не хочешь? Я решил, что ты сможешь его принять.

- Я смогу только его отправить отсюда, - вздохнул Линни. Пиво кончилось, а без него говорить с Ломионом становилось все сложнее. -Ты все сказал? Тогда отпусти меня, ладно?

- Обиделся за старое?

Линни поморщился.

- Что было, то прошло. Я не могу сделать то, чего ты от меня хочешь.

Я пошел.

"Доплели вы кольчуги свои
И забросили нафиг"

Наступил четверг, и слегка пришедшие в себя Лихомир и Линни отправились к Трем Соснам.

- О, привет, дружище! -размахивая дамским журналом, к Линни подлетела радостная Нимроделечка. - Вы разобрались?

- Ну, в общем, более-менее...

- Я так и знала! А хочешь главный прикол сезона?

- Ну?

- Знаешь, что твой Ломион отчудил?

- Без понятия.

- Смотри! - Нимроделечка зашелестела яркими страницами. - Где ж это было? А, нашла! Во!

С рекламного плаката, изогнувшись в соблазнительной позе, вызывающе улыбался Ломион. Из одежды на нем был только черненый серебряный браслет.

Линни с трудом протолкнул в горло вдруг ощетинившийся колючками воздух. Прозрачно-зеленые глаза Ломиона издевательски щурились с глянцевой страницы.

- Круто, правда? - хихикая, тыкала пальцем в журнал Нимроделечка. - А морда- то какая прикольная! Это кого он тут изображает -американскую кинозвезду, что ли?

Линни встряхнул головой, отгоняя нараставший звон в ушах. Еще раз пристально вгляделся в фотографию.

- Да мало ли похожих дев вокруг! А вы уж сразу - "Ломион, Ломион"!

- Это тебе похожая дева, да? Это тебе похожая дева?! - взъерепенилась Нимроделечка. - А вот здесь тогда что? Все ведь знают, откуда у него этот шрам...

Линни поднес журнал к самым глазам. Да. Точно. На левой руке красовался неровный шрам - это Ломион пару лет назад решил выжечь на теле каленым железом руну Тюр, чтобы придать себе мужества и стойкости. Он утверждал, что так делали древние викинги. Линни отговаривал друга, но тот и слушать не стал. Отлил из железа руну, раскалил ее на костре и приложил к коже. Очевидцы рассказывали, что во время обряда он даже не пикнул.

- А теперь главный прикол хочешь? - не унималась Нимроделечка. - Кэйти разводится со своим Горным Троллем, а Ломион...( она снова хихикнула)- а Ломион - наоборот...

- Что, женится на Горном Тролле? - насмешливо фыркнул Линни.- Какая досада!

- Да не женится, а замуж выходит! Уже заявление подали! И не с Горным Троллем, а с одним милым лесным эльфом. Помнишь - он еще на Зиланте под сценой сидел с диктофоном, когда Ломион концерт давал?

У Линни задрожали губы. "Так вот к чему мне эта фигня снилась! Он же клялся, что НИКОГДА не станет вести себя как женщина! Он обещал, что НИКОГДА не выйдет замуж! Мы же вместе обещали! Перед свечой и звездой!"

Но Нимроделечке об этом знать было необязательно. Линни с деланным зевком вернул журнал.

- Да бня все это! Человеку деньги понадобились - вот и поприкалывался немного. Небось, уже всех друзей на эти деньги напоил и вдоволь посмеялся над тупыми цивилами.

- И вовсе нет! Он в школу моделей собирается.

- Да фигня! Это уж ты сама придумала.

- Пойди у Ломиона спроси!

- И пойду и спрошу!

Линни решительно направился прочь. Как только Нимроделечка скрылась из виду, квэн громко всхлипнул и, не разбирая дороги, понесся по крутому склону вниз, на набережную.

- Это все Игра! Будь ты трижды проклята под землей и на небесах, в огне и в воде! Будь прокляты твои мастера, будь проклят день, когда первый игрок пришел на первый уровень!

Линни уткнулся лбом в ствол давно знакомого клена и дал волю рвущемуся наружу безнадежному отчаянию. Не удержал... Не отстоял... Не сумел. Не сообразил. Не успел. От слез легче не становилось. Наоборот, наваливалась какая-то тяжелая усталость. Линни опустился на траву.

- Ну вот, - услышал он голос Лихомира, - а говорил, что разучился с деревьями разговаривать... А сейчас ты что делал?

- Мне наплевать на всех было... Потому что Очень плохо.

- А ты не можешь на всех плевать, когда тебе хорошо и просто хочется пообщаться с деревом?

- Нет. Скажи, ведь это Игра сломала Ломиона?

- Игра. Это и есть потеря себя.

Линни устало всхлипнул.

- Скоро он перестанет творить и окончательно уйдет в цивилу.

Лихомир серьезно кивнул.

- Очень возможный расклад.

- Знаешь, - задумчиво произнес Линни, - я думаю, скоро он станет как Тинфанта... Ах, он прозрачный, ах, он голодный, ах, он переехался... И его будут три часа уговаривать что-то спеть.

- Ну, это ты загнул... Ломион сильнее. Тинфанта - дело другое...

- С месяц назад я был на одной игрушке, - после паузы заговорил Линни, - и она там пела. Все с ней носились, а она принимала это как должное.

- А разве Нимлот не так поступает? В ней это тебя почему-то не раздражает... Или ты немного завидуешь?

Линни вздохнул и поморщился.

- Да не завидую я... Зачем завидовать, если все равно тебе такого не дано?

- И что же было на той игрушке?

...В круг слушателей, бережно поддерживаемая под руки молодым человеком и девушкой, шагнула Тинфанта. Ей тут же подали гитару, расчистили место у костра, согнав какого-то малоизвестного "пионера", и благоговейно затихли.

- Ой, как врет-то! Ой, как нехорошо... Чужая гитара... Подстраивать нельзя...

- Да ты подстрой, подстрой! - радостно заверещала хозяйка инструмента, безмерно гордясь тем, что именно ее гитару выбрал знаменитый менестрель.

- Ой, нет, не надо, я уж как-нибудь... - Тинфанта обвела всех жалобными глазами. - Ой, а что спеть-то?

- "Эльфийскую колыбельную"! - отозвались сразу несколько голосов.

- Ой, не помню я ее... Ой, она мрачная... И не сыграю я ее на этой гитаре...

С трех сторон услужливо протянули еще три гитары.

- Да я уж как-нибудь на этой...

Свита мрачно сверлила глазами несчастную эльфушечку - хозяйку гитары, как будто это она была виновата в том, что Тинфанта не хочет петь.

"Цену себе набивает до ста!" - проскочила у Линни непочтительная мысль. Он благоразумно не стал высказывать ее вслух, ибо здесь такое не поощрялось.

Наконец, сидевший по правую руку от Тинфанты молодой человек в зеленой тунике нагнулся и что-то шепнул ей.

- О! - просияла та.

Все, что не понял... И тут - по дороге обратно
Сердце замечется, времени шаг торопя.
Тот, кто навстречу шагнул, кто назвал тебя братом,
Сам незаметно становится частью тебя...

Линни знал эту песню. Снова, как когда-то, защипало глаза, захотелось убежать от ночного костра подальше в лес и там немного повыть на луну.

- Понимаешь, Лихомир, я видел ее... У нее нет лица. Просто - светящийся бледный овал. Она ненастоящая! А никто почему-то этого не видит!

- Или делает вид, что не видит, - промолвил Лихомир. -Я слушаю, слушаю... Понимаешь, Линни, о таких вещах не принято говорить вслух. Таковы правила игры в мире, где нужно не БЫТЬ, а КАЗАТЬСЯ.

Линни несколько минут изумленно таращился на собеседника.

- Ты тоже понимаешь?..

- И я, Линни.

...Линни сидел на поляне, мастерил из жести фонарик и слушал песни Тинфанты. Он старался не встречаться с нею глазами - боялся ничего там не увидеть. А пустота заразна, Линни это по опыту знал.

Звезды так были добры - или просто везло нам?
Знаешь, подарок такой не сравнится ни с чем:
Ласка воды и листвы серебро - с перезвоном -
Хлеб сладковатый - и чья-то рука на плече.

Линни хотелось закричать, заплакать, вскочить, убежать и никогда-никогда не возвращаться обратно.

- Знаешь, Лихомир, у меня было такое же ощущение, как на детских утренниках в пионерлагерях. Выходит какая-нибудь тетя на сцену и сладеньким голоском говорит: "Дети, хотите со мной в волшебную страну?"-"Хотим!!" - "Закройте глаза и считайте до пяти!"

Открываешь глаза - и видишь все тот же зал!!! И никакой волшебной страны! А тетя продолжает вещать - мол, вот, к вам идет волшебник Пишичитай...

- Королева Чисел, Волшебница Грамматика... - подхватил Лихомир.

- И ты?..

- И я.

- Все остальные смеялись, хлопали, отгадывали загадки, съедали призовые конфеты, а я сидел и тихонько ревел. Нельзя так бессовестно обманывать... Обещали Волшебную страну, а опять подсунули школу...

Линни вскинул глаза.

- Я ТОЖЕ ТАК ХОЧУ! Чтобы - "Хлеб сладковатый и чья-то рука на плече". Я тоже хочу, чтобы у меня был брат! Как у Тинфанты...

Лихомир мгновенно посуровел.

- ТАК- не надо, Линни. ТЕБЕ - не надо.

- Ой, слышали мы уже такое! -отмахнулся Линни. - Подожди, потерпи, ты сильный, ты выстоишь! Как только заикнешься о том, что тебе вообще-то тоже хочется, что тебе тоже бывает больно, грустно и страшно, тебе сразу же говорят - это путь тьмы, нельзя ничего требовать, а то ...

- Бука придет, - чуть усмехнулся Лихомир. - Глупости все это, дружище... Требовать - можно. И нужно. Только... Не все сразу. Ты уж определись, чего хочешь. Брата, КАК у Тинфанты, или брата, как в ПЕСНЕ Тинфанты? Это две большие разницы.

- Как в песне... - Линни вдруг показалось, что Лихомир сможет исполнить его желание. -Только так же не бывает... Сказок не бывает.

- Сказка - в тебе.

- И это я уже слышал... Достало. Честно. Все равно это никого не утешает.

- Хочешь, я стану твоим братом?

Линни покосился на него и вздохнул. Его так и подмывало сказать, что знает он этих братьев до первой ночи, но маска пошляка и циника сейчас почему-то не натягивалась. Линни не раз подумывал о том, как хорошо было бы стать младшим братом Лихомира, но всякий раз его отрезвляло одно: ТАК НЕ БЫВАЕТ.

"Сейчас я скажу "Хочу", и со слезами упаду в его братские объятия", - мысленно съязвил Линни. -"Вот это будет картина - точно как у Тинфанты..."

Но вместо этого только молча кивнул. Лихомир взъерошил ему волосы.

- Сорванец...

"Дали ребенку конфетку - на, утешься! Только замолчи!" - снова ухмыльнулся про себя Линни. "Ладно уж, чего перед собой-то притворяться? Конечно, если вдруг случится облом, будет ОЧЕНЬ плохо... Только чего мертвого-то убивать? Ему уже не больно..."

- С Тинфантой все понятно. Она уже года три играет... Там уже нечему возвращаться. Но Ломион!!! А сколько еще народу успеет сгинуть, пока мы окончательно поймем, чем и как раздалбываются остальные уровни Игры? Жалко народ! Ты будешь смеяться, Лихомир, но я видел на той игрушке настоящего эльфа. ЗДЕСЬ. В тусовке. Настоящий эльф в смертном теле... Знаешь, я бы очень не хотел, чтобы этот друг попал в Игру. В тусовке, наверное, и еще такие есть - и с кем мы останемся, если их поймают? Лихомир, что же делать?

- Думать... Ситуация осложняется тем, что вслух никого предупредить нельзя. Помнишь, как ты сам отреагировал, когда впервые услышал об Игре?

Линни слегка смутился.

- Ну, было такое...

- Точно так же на твоем месте поступил бы и всякий другой обитатель тусовки.

- Так что же делать? Ставить заслон магистрам Игры? Так ведь они уже по жизни есть!

- А ты хоть одного из них знаешь?

- Нет.

- Вот именно. Мы ничего о них не знаем. Сведения добываются буквально по крохам, и каждый раз мы рискуем за них головой.

- Душой, - поправил Линни.

- Душой, - согласился Лихомир.

- Мы же не можем контролировать всех ролевиков Москвы и Питера!

- Не только Москвы и Питера... Да, впрочем, нам бы на это физически не хватило сил.

- А как же?

- Принимать во внимание только то, что видим. Кажется тебе, что с этим квэном что-то не так - подойди поближе, посмотри повнимательнее. Поймешь, что Играет, - попробуй вытащить. Но только, Линни, запомни одну простую вещь: ВСЕХ не спасешь. Если у существа крыша держится на честном слове и на одном гвозде - то хоть спасай его, хоть не спасай, - оно все равно туда вернется.

- Сурово, - покачал головой Линни. - Слишком жестко.

- Что ж поделать... Линни, в каждого своего друга ты вкладываешь часть себя. И, когда с этим другом что-то случается, ты сломя голову кидаешься его вытаскивать, не задумываясь о том, что он, быть может, не понял и вряд ли поймет, в какой заднице находился. Труд спасателя - неблагодарный труд.

- Знаем, кушали, невкусно... Слушай, а если Тинфантина душа бегает сейчас где-то в лабиринтах Большой Игры, может, ее можно там отловить и вернуть на место?

- Не думаю, что от этой сущности хоть что-то осталось, Линни...

- А что же делать?!

- Пока что - провожать закат.

А у Трех Сосен звучало вновь и вновь:

- Хочешь, я повожу тебя по своему миру? У нас на игре все будет по-настоящему!


Текст размещен с разрешения автора.