Главная Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы
Главная Новости Продолжения Апокрифы Стеб Поэзия Разное Публицистика Библиотека Гарета Таверна "У Гарета" Служебный вход Гостиная


Зелёный Лист

Изнутри


Мой дорогой Галион!

Ты даже не представляешь, как долго я собирался с духом, чтобы написать тебе это письмо. Прости, мне нет никаких оправданий, и я знаю, что ты ждал. Прости, сынок, я люблю тебя.

Я люблю тебя с той самой минуты, как в моей небольшой зелёной тетради появилась обыкновенная, казалось бы, строчка: "… слева раздался знакомый голос. Он обернулся". Я тогда ещё не знал, кто ты, не ведал твоего имени, но чувствовал, как бесконечно ты мне дорог, как радостно бьётся моё сердце. Ты появился неожиданно, так, как умеешь только ты: вышел из золотой чащи теряющего листву леса, подошёл к костру, который разжёг твой друг, и предложил приготовить немного грибов. Очень давно ты не был в этих местах и, возвращаясь, принёс с собой какую-то тайну - не в моей власти разгадать её, но, если захочешь, ты мне расскажешь когда-нибудь.

Я не сразу научился произносить это сладкое и страшное слово: сын. Это действительно страшно, мой милый, и, если ты автор, то должен понять. Это прыжок в неизвестность, ведь мы вместе делали свои первые шаги - помнишь? - под тем октябрьским небом, разлившимся по земле по велению лёгкого росчерка божественного пера. Перед нами был пугающий своей красотой мир - мир чуда и вдохновения, мир загадок и открытий, мир, который стал отныне домом для нас обоих. И не только для нас, потому что в доме этом нет места одиночеству, разве что на время, не так ли? Ты нуждался в друзьях, и они собирались тёмными вечерами у нашего очага - по моему зову, но по твоему (и их) выбору: Лаймир и Гилорн, Тинрос и Нэльвэн, Тайрэн и тот, кто уйдёт за Море… Я знаю, ты достаточно мудр, чтобы не спрашивать, зачем, в наш дом приходил Враг.

Теперь же ты строишь свой собственный дом, и я счастлив за тебя, хоть и чувствую в твоей душе горечь. Поверь, со мной тоже так было, потому ты родился осенью, однако горечь необходима вначале для того, чтобы потом было внутри светло и тихо. Тишина - это дар Единого нам и это наш дар Единому. Я желаю тебе обрести её, а если понадобится помощь, посмотри в глаза своего лучшего друга, в глаза короля ваших земель, в глаза своей возлюбленной - это мои глаза, в них ты прочтёшь тот ответ, который ищешь.

Помнишь ли, что однажды, перед тем, как вернуться в родные леса, ты решил пройти через давным-давно заброшенный город далеко на севере, как бродил меж руин белокаменных стен и грандиозных башен, всё ещё ослепительно сияющих при свете звёзд, как обнаружил наутро, что город уныл и скучен, а всё его великолепие - это лишь груда серых камней на голой земле. Ты не любишь думать об этом. Вспомни, прошу тебя, ведь я был там рядом с тобой. Это я целовал твои волосы порывистыми прикосновениями тоскующего ветра, это я грустил с тобой холодными каплями пролившегося дождя, это я пел тебе в обличье дрозда, когда ты шёл по размытой и грязной дороге, мечтая поскорее добраться до владений своего лорда, своего короля. И ты пришёл, и он встретил тебя - горячей благодарностью и искренним восхищением, но он не понял, что у тебя на сердце, а я вижу. Ты устал. Ты хочешь вернуться домой, вернуться по-настоящему, и поэтому ты пишешь свою книгу. Мальчик мой, я знал, что ты догадаешься.

Это трудный путь, но он прекрасен. Может быть, это самое прекрасное, самое потрясающее в твоей судьбе, ибо в нём заключено всё: вся Любовь, всё Милосердие и Справедливость, всё величие Творца и величие тебя как творца. Ты опустил ресницы. Почему? Ты достоин, сынок, ведь ты владеешь Изначальным Искусством Слова, ты достоин называться творцом. Слово - единственный источник жизни, а моё письмо - источник твоей жизни, как и другие записи, ожидающие своего завершения. Но и моя собственная жизнь проистекает из них: из этих черновиков и набросков, обрывков фраз, из уже напечатанных глав; когда они будут закончены, мне не дано постигнуть. Решение за тобой, твоими друзьями и твоими врагами, ибо то зло, которое мы причиняем миру и которым раним себя, просто отодвигает конец, препятствует завершению творения и не зря называется злом. Продолжай делать то, что делаешь, и помни: не бывает ничего случайного. Любая мельчайшая деталь, появляющаяся на твоих страницах, любая подробность, выходящая из-под твоей руки - часть вселенной, а это большая ответственность, Галион. Пусть кажется неважным вначале, что за цветок растёт в ста лигах от дома твоего главного героя, как знать, быть может, именно этот цветок он подарит однажды своей невесте. И разве не замечал ты, что самые главные события в жизни всегда происходят неожиданно (и от этого они вдвойне радостны) - неожиданно потому, что когда-то ты не придал значения брошенной фразе или оттенку листвы.

Детали важны, однако не пытайся сказать слишком много: такой мир невыразимо скучен, и ты всё равно не сможешь рассказать обо всём. Должна сохраняться неопределённость, непредсказуемость, ведь ты - не только творец, но и исследователь, и эта последняя сторона потрясает не меньше, чем первая, поверь.

Я никогда не пытался придумать цвет твоих глаз или описать черты твоего характера. Ты открывался мне сам через долгие откровенные разговоры, через отношение к тебе других. Через твою книгу. Она свидетельствует о тебе более, чем кто-либо иной. И потому я знаю тебя, и потому говорю: ты - мой сын. Отречься от этого означало бы отречься от собственной души.

Прости, что я не писал раньше. Мне было слишком трудно поверить в то, что пара слов в тетради - больше, чем просто забава. А теперь пути назад нет. Все мои чувства должны быть высказаны для того, чтобы стать реальностью. Для того, чтобы ты услышал.

И когда я буду тебе необходим, просто возьми карандаш и бумагу и напиши о том, как я пришёл к твоим дверям светлым декабрьским вечером по только что выпавшему снегу из далёкой Западной страны. Я приду.

С любовью,
твой отец.


Текст размещен с разрешения автора.