Главная Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы
Главная Новости Продолжения Апокрифы Стеб Поэзия Разное Публицистика Библиотека Гарета Таверна "У Гарета" Служебный вход Гостиная


Арвен Мифриэль

Сказочница

Девушка оказалась совсем не такой, какой он представлял ее - маленькая и слишком худая; на очень бледном, как у большинства рыжеволосых людей, лице, испещренном миллионом крошечных веснушек, блестят огромные, удивительные, черные глаза. Если долго, не отрываясь глядеть в них, может показаться, что они принадлежат совершенно другому человеку. Таких, как она, редко считают красивыми, в них почти никогда не влюбляются мальчишки и у них мало подруг. Поэтому они слишком много времени проводят наедине с книгами. Ему почему-то показалось, что она очень одинока. Или была такой, пока не пришла сюда, в этот парк. Здесь можно открыто говорить, и даже существует возможность, что тебя поймут. Здесь можно хоть на пару часов забыться и побыть самой собой. Но даже несмотря на это она приходила и уходила отсюда одна.

Вокруг нее столпился народ, и он мог спокойно затесаться среди них, не боясь, что она заметит его и узнает. Сначала он решил, что она будет петь, как и многие другие менестрели, но ее некрасивые, худые пальцы лишь слабо перебирали струны гитары - она собиралась рассказать сказку.

***

... В ослепительно синем, словно стальном, небе, взошла первая звезда. Молчание, мгновенно повисшее над долиной, сменилось криками и лязгом оружия - это огромная армия врага двинулась на замок. В сполохах, то и дело освящавших тьму, их доспехи светились, словно каждый воин нес на своем сердце звезду, снятую с неба. Это было бы красиво, если бы не было так страшно. И все же девушка, стоявшая на башне замка, невольно залюбовалась этим зрелищем. Она привыкла любоваться красивыми вещами, потому что через мгновение они могли навсегда исчезнуть. Она-то знала, что если на свете и есть что-то вечное, то уж точно не красота. Сверху ей очень хорошо было видно, как тронулись с места ряды защитников замка, она слышала, как зазвенели щиты и, разорвав ночь, полетели во тьму голоса командиров. И даже шелест знамени, бьющегося на ветру, не ускользнул от ее тонкого слуха. Она не хотела думать о том, что сейчас будет. Она всегда ненавидела войну...

...Тот, кто ведет войско - падет первым. Она внимательно следила за его маленькой фигуркой там, внизу, и ее пальцы непроизвольно сжимали перила. Ветер развивал ее волосы, мешая ей смотреть на него, и она непроизвольно, так как любая другая женщина откинула бы прядь со своего лица, произнесла заклинание. Ветер послушно утих. Она почувствовала, что мужчина обернулся, ощутив ее взгляд, но сверху ей не было видно его лица. Лишь лунные блики, скользившие по стальному шлему...

...Люди с криками бросились вперед, еще секунда, и первые ряды сошлись друг с другом. Он был там, в самом центре сражения. Словно удар плетью - рана на его плече. Совсем легкая, но ему же больно! А она ничего не может сделать. Она не должна вмешиваться...

... Шум, словно раскрылись тысячи крыльев - откуда-то сзади, еще наполовину скрытый тьмою, появился огромный огненно-золотой дракон. Войны крепости - там, внизу, замерли. И лишь сердце стучит. То ли его, то ли ее собственное. Если позволить дракону подлететь поближе - он уничтожит их всех. Она не может этого позволить. Нет больше смысла ждать. Она влезла на перила - так легко, как будто сам воздух поднял ее - и шагнула вперед. Ее подхватило и понесло куда-то вправо и вбок... Собрав всю силу, она начала Перевоплощение. Ее руки стали крыльями, кожа загрубела и превратилась в чешую из стали, а в удивительных, черных глазах разлилось пламя. И вот она уже больше не женщина, не человек.....

... Люди подняли головы, чтобы понять, откуда взялась тень, павшая на них. Она увидела их удивленные глаза - и засмеялась, различив в них тысячи своих изображений - стремительная крылатая змея, черная как ночь, черная, как сама тьма, стремительная смерть, крылатая смерть...

... Их крылья на мгновение соприкоснулись - и это прикосновение показалось ей похожим на ласку, но ей было некогда думать об этом. Ее когти рванули плоть Золотого дракона, и раскаленная кровь хлынула из раны под его крылом. Она почти не чувствовала боли от его огня, обжигающего ее, видя лишь то, какие раны наносит ее ядовитое дыхание. Эта битва была ужасна. Она всегда ненавидела битвы. Но в тот момент, когда они, свившиеся вместе, словно яростные любовники, падали вниз, она подумала, что эта битва была прекрасна. Наверное, это и была гармония...

***

Он подождал, пока все наконец отойдут от сказочницы, и только тогда приблизился. Она подняла на него глаза - и он вздрогнул, испугавшись, что она узнает его. Но девушка продолжала смотреть спокойно и доброжелательно. Он улыбнулся ей в ответ, хотя эта улыбка далась ему с трудом.

- Ты рассказываешь красивые сказки.

- Правда?

Вместо ответа он снова улыбнулся.

- Можно, я тоже расскажу тебе сказку? Но это будет сказка только для тебя.

Она кивнула. Он уселся рядом с ней, и закрыл глаза, словно бы не придумывал, а вспоминал...

***

... В ослепительно синем, словно стальном, небе, взошла первая звезда. Молчание, мгновенно повисшее над долиной, сменилось криками и лязгом оружия - это огромная армия двинулась на замок. В сполохах, то и дело освящавших тьму, их доспехи светились, словно каждый воин нес на своем сердце звезду, снятую с неба. Наверное, так и было, ведь те, кто верит в то, за что борется, всегда прав. Армия врага казалось им тогда неясным темным пятном вдалеке. но скоро они подошли так близко, чтобы различить каждое украшение на их черных шлемах. Первый всадник на огромном коне был облачен помимо кольчуги в темный плащ, а в его руке горел, словно пронизанный магией, обнаженный меч. Многие, кто мог Видеть, видели тьму, расползающуюся от него...

... Войны тьмы, повинуясь его сигналу, с криками бросились вперед. Начало битвы всегда напоминало ему сон - только что был покой, а теперь - движение, только что войско было недвижимо, а теперь колышется, словно разбушевавшееся море. И тогда он выгнул спину и, расправив крылья, бросился в воздух, медленно, словно наслаждаясь своей силой. И в его сердце в тот миг тоже горела звезда - негасимый огонь, который он чувствовал каждой частью своего огромного, сияющего, покрытого чешуей, тела. Ветер пел свою песню под крылом, словно обнимая его. Он мог бы поговорить с ним, но сейчас ему предстояло совсем другое. Он всегда ненавидел битвы и ненавидел убивать, но иногда мы должны делать то, что ненавидим больше всего. И тогда был именно такой день и такой час...

... Он завис над войском врага, готовясь сжечь их своим огненным дыханием, когда тьма за ними словно сгустилась, и из нее появилось сверкающее тело драконицы. Она, не раздумывая, бросилась на него, и их тела переплелись. Ее дыхание обжигало, а яд проникал внутрь, и все же он не чувствовал боли. Он должен был защитить Свет, защитить то, во что верил... Но он почему-то не вспомнил об этом, когда они вместе, свившиеся вместе, словно яростные любовники, падали вниз...

***

Сказочница медленно поднял на него свои чудесные, черные глаза, в которых когда-то переливалось пламя, словно увидев его в первый раз...

- Ты?

Он опять улыбнулся, но, кажется, теперь его улыбка была совсем грустной.

- Ты хочешь продолжить эту битву?

- Я хотел. Когда шел сюда. Но теперь мне так не кажется. После твоей сказки. Мы ведь оба верили. И, наверное, ты была права, это и была гармония...

Еще мгновение они смотрели друг другу в глаза видя отсвет иной жизни, а потом он чуть поклонился, и пошел прочь.

А она все сидела, гладя ему вслед, и ей казалось, что она потеряла что-то очень важное. И теперь, наверное, навсегда. Она уже хотела так же тихо, как всегда, собраться и уйти, чтобы уже никогда не вернутся. Ей вспомнилось, что за парком протекала река, которая, кажется, была достаточно глубокой... Но кто-то окликнул ее. Сказочница оглянулась - там стояли двое - девушка и парень, она - в венке из листьев клена, он - с громадным двуручником и растрепавшимися на ветру длинными волосами. Увидев ее немое удивление, девушка сказала:

- Мы слушали твою сказку. Это просто чудесно. А ты знаешь другие сказки?

Copyleft by Moriel
All rights reserved
11-11-1999


Текст размещен с разрешения автора.