Главная Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы
Главная Новости Продолжения Апокрифы Стеб Поэзия Разное Публицистика Библиотека Гарета Таверна "У Гарета" Служебный вход Гостиная


Марк Хукер (США)
статья написана на русском языке

"Запада нет, но зато Бог есть": "Хоббит" в переводе Рахмановой

(Опубликовано в "Палантире" #14)

На страницах "Хоббита" идет повествование о приключениях и схватках на преддверии войны Кольца, которой и кончилась третья эпоха Средиземья. На страницах его первого русского перевода остались почти невидимые следы другой, близкой к нашему времени войны. Это - следы холодной войны. Они, как лунные буквы, видны только в определенном освещении - в сравнении или с оригиналом или с одним из других, после-советских русских переводов. (см. литературу.)

Во время холодной войны, столкнулись "Запад" с "Востоком". Боясь, что русский читатель воспринял бы слова "запад" и "восток" как аллегорию идеологической войны, везде, где только можно было понять слово "Запад" политически, как соперник Советского Востока, оно изъято. Но Н. Рахманова - переводчица первого русского "Хоббита" - не сдавалась цензорам целиком и играла с ними в прятки. Каждое восклицание у Профессора, которое исторически основывается на эвфемизме для имени Бога, она перевела не эвфемистически, а прямым русским языком. У Профессора, слова "Бог" нет. У Рахмановой оно есть.

В современных словарях английского языка такие восклицания толкуются как "пустые эвфемизмы", не имеющие связи с тем, на что они раньше ссылались. Перевод этих восклицаний прямым словом "Бог" выдвигает Бога на передний план, а у Профессора Он остается скрытым. Эффект этих изменений познается лучше в контексте.

В третьей главе, где Элронд говорит о мечах найденных в пещере троллей, он говорит, что они были сделаны "Высшими Эльфами Запада, моими родичами" (Hobbit, стр. 61). У Рахмановой это звучит так: Мечи старинные, работы древних эльфов, с которыми я в родстве. (Р. стр. 51) У всех других переводчиков слово "запад" на месте. У Каменкович & Степанова (стр. 58) даже есть сноска, объясняющая, кто такие "Высшие эльфы Запада".

"Высшие эльфы -эльфы, принадлежащие к эльфийским племенам, на заре истории Средьземелья отплывшим по зову Валар(ов) в Валинор (место обитания Валар(ов)), но позже по разным причинам возвратившимся в Средьземелье." (КК&С, ВК, т.1, стр. 633)

В восьмой главе, когда рассказчик объясняет читателю, кто такие лесные эльфы, слова "запад" опять-таки нет. По Профессору лесные эльфы: "отличались от Высших Эльфов Запада, и были более опасны и менее мудры. Ибо большинство из них (вместе с их родичами, разброшенными по холмам и горам) происходили от древних племен, никогда не бывавших в Фаэрии* (волшебной стране) на (заокеанском) Западе." (Hobbit, стр. 614)

(* Замечание автора: Название волшебной страны - Faerie [Фэрия] - сродно с английским словом "fairy" [фэры], что значит фей.)

По Рахмановой, Волшебная страна не имеет определенного места нахождения. Ее перевод звучит: "Они были не так мудры, как высшие эльфы , но тоже умели искусно колдовать и были более коварны. Ведь большинство из них, в том числе их родственники с гор и холмов, происходили от древних племен, не посещавших славного Волшебного царства." (Р., стр. 141)

У всех других переводчиков место нахождения Волшебной страны точно указано. У неизвестного переводчика электронной версии, Фэрия была "Дивным Западным Краем." У В.А.М. это "волшебная страна на Заокраинном Западе" (В.А.М., стр. 137). У З.А.Б. лесные эльфы не бывали на "далекой родине эльфов - на Западе" (З.А.Б., стр. 193). У Каменкович & Степанова, их не было "в Эльфийской Стороне, что лежит на Западе" (К&С, стр. 168), опять с выше цитируемой сноской о Высших Эльфах.

Слепому советскому главлитовцу видно, что волшебная, заокеанская страна на западе - Америка. К тому же, там живут божества, значит это - рай. Типичный пример зеркального мышления: "Я бы так и делал, значит, они так и делают". Никто из них наверно и не читал Письма Профессора, где изложено его мнение об аллегории.

Еще хуже, с точки зрения главлита, определение Запада в словах Торина, когда он прощается с Бильбо. По Профессору, Торин называет Бильбо "дитем дружелюбного Запада" (Hobbit, стр. 273). Рахманова поняла определение к слову "запад" лучше всех. У нее Бильбо "родился в доброжелательном краю" (Р., стр. 240). У всех других переводчиков, Запад является или "изнеженным" (неизвестный переводчик) или "ласковым" (В.А.М., стр. 228; З.А.Б., стр. 331; К&С, стр. 292). На самом деле, слово "kindly" можно и так и так перевести. В данном контексте, однако, определение Рахмановой вернее.

В шестнадцатой главе Профессор дает еще одно определение слову "Запад". Там Бильбо выражает желание "быть опять на Западе в собственном доме, где люд более рассудителен" (Hobbit, стр. 256). Здесь главлитовцы как будто бы прозевали слово "запад". Оно у Рахмановой на месте. У нее Бильбо хочется "домой, на запад, там жители гораздо благоразумнее" (Р., стр. 224). В этой главе одна тонкость. Здесь речь идет о Торине, который не хотел мириться с Бэрдом и Королем лесных эльфов, а не о Востоке. Кроме того, лишенное контекста выше упомянутых описаний Запада это определение слова "Запад" не расширяет понятие Профессорского "Запада", как в оригинале.

В четвертой главе, где рассказчик повествует о грозах в горах, у Профессора "еще ужаснее бывает гром и молния ночью в горах, когда бури приходят с Востока и с Запада и ведут войну" (Hobbit, стр. 65). Война между Западом и Востоком - опять-таки слишком чувствительная тема для советского цензора. У Рахмановой (Р., стр. 55), неизвестно откуда грозы идут, а у всех других переводчиков, как и у Профессора, точно указано. "Бури Востока и Запада сходятся в единоборстве" у неизвестного переводчика электронной версии. "Была настоящая небесная война между Востоком и Западом" у В.А.М. (В.А.М., стр. 52). "Сталкиваются бури с востока и запада" у З.А.Б. (З.А.Б., стр. 69). "Двигаясь навстречу друг другу с востока и запада, изрыгая громы и молнии, две грозы сошлись на страшную битву, да еще ночью!" у всегда многословных Каменкович & Степанова (К&С, стр. 63).

В "Хоббите" Восток не предстает таким гнездом зла, каким он является в "ВК". В четырнадцатой главе, рассказчик дает ему определение, когда он объясняет, что "люди Озерного города Эсгарота, большей частью, остались дома, ибо неприятно холодный ветер дул с черного Востока" (Hobbit, стр. 234). Если Запад - Америка, то Восток - Советский Союз, и такое определение страны рабочих и крестьян не годится для главлита. У Рахмановой "жители Озерного города Эсгарота сидели по домам, испугавшись сильнейшего ветра и промозглого воздуха" (Р., стр. 202).

У после-советских переводчиков, слово "восток" на месте, но никто из них не отважился на слово "черный" как определение Востока. У неизвестного переводчика, Восток был "мрачным". У В.А.М., "было пасмурно и с востока дул холодный ветер" (В.А.М., стр. 195). У З.А.Б., дул "восточный ветер" без определения его качеств (З.А.Б., стр. 281). У Каменкович & Степанова, ветер дул "с потемневшего востока" (К&С, стр. 247). У большинства, определение описывает небо на Востоке. У Профессора определение может касаться и неба и Востока.

Прочитав "ВК", определение "черный" вызывает сразу мысли о Сауроне, о Черной Земле (по-синдарински: Мордор), о черных всадниках и о черной речи слуг Саурона. Без "ВК", определение "черный" не имеет такой отрицательной силы в "Хоббите". Профессор его усиливает определением ветра, который дул с востока, как "неприятно холодный".

Никто из переводчиков не передавал оттенок неприятности в английском слове "chill". Это слово значит "неприятно холодный". Оно рифмуется со словом "ill" [плохой, дурной], и напоминает его, особенно в сочетании со словом "ветер", которое является частью устойчивого словосочетания "it's an ill wind, . . .", которое по-русски звучит: "это дурной ветер, который не приносит кому-нибудь доброе". Часто оно переводится как "нет худа без добра". Оно встречается у Профессора в четырнадцатой главе, где до Короля лесных эльфов доходят слухи о смерти Торина. Рахманова ловко перевела его так: "Но, как говорится, и самый дурной ветер приносит добрую весть" (Р., стр. 210).

Тем временем как она выбрасывала слово "Запад" из перевода, Рахманова ухитрялась имя Божье вписать в него. Профессорские пустые эвфемизмы в восклицаниях удивления и досады звучат у нее как: "Боже милостивый" (стр. 10, 104, 111, 172, 250), "Бог мой!" (стр. 10), "Боже милосердный! " (стр. 84), "бог весть" (стр. 66), "бог знает" (стр. 103, 150). У других переводчиков, те же восклицания были переведены как: "Ох, батюшки!" (З.А.Б., стр. 9), "Да как же!" (В.А.М., стр. 13), "Мамочка!" (В.А.М., стр. 78), "Вот так-так!" (З.А.Б., стр. 108), "Силы небесные!" (В.А.М., стр.97, 167, З.А.Б., стр. 136, "Англия" стр. 37, К&С, стр. 209, 305), " Гром и молния!" (К&С, стр. 120), "невесть" (неизвестный переводчик), "неизвестно" (В.А.М., стр. 145, З.А.Б., стр. 204, К&С, стр. 179), "в незапамятные времена" (В.А.М., стр. 63, К&С, стр.76), "иначе неизвестно" (З.А.Б., стр. 136), и т.д.

Но Рахманова не ограничивалась эвфемистическими восклицаниями. В трех местах она просто вписала Бога без исторического основания. В пятой главе, когда рассказчик повествует о прыжке, который Бильбо совершил над головой Голлума, у Рахмановой, этот прыжок "был бы не бог весть как труден" (Р., стр. 81). У Профессора он был "не такой уж великий прыжок для человека" (Hobbit, стр. 93). Только неизвестный переводчик электронной версии присоединился к ее переводу: "Не бог весть какой это был прыжок".

В шестнадцатой главе, когда Бомбур говорит о Торине, Рахманова написала: "Упаси бог, чтобы я осуждал Торина, да растет его борода беспредельно" (Р., стр. 222). В оригинале это предложение звучит: "не то чтобы я осмелился прекословить Торину, да растет его борода еще длиннее" (Hobbit, стр. 254). И в этой же главе, когда рассказчик описывает возвращение Бильбо после отдачи Аркенстона Трейна Бэрду и Королю лесных эльфов, Рахманова опять вписала Бога в сцену. "Веревка, слава богу, висела там, где он ее оставил" (Р., стр. 226). У Профессора, и у всех других переводчиков Бильбо "вскарабкался наверх по веревке опять - она все еще была там, где он оставил ее" (Hobbit, стр. 258).

Это только два слова, но в произведении такого писателя как Толкин, который выбирает свои слова с такой тщательностью, они очень важны. Именно на таких тонкостях и строятся его мифология и мировоззрение.

Литература:

J.R.R. Tolkien, New York: Ballantine Books, 1966.

Зинаида Анатольевна Бобырь. Пермь: "Книжный мир", 1992.

Мария Каменкович & Сергей Степанов. СПб.: "Терра" - "Азбука", 1995.

Валерия Александровна Маторина. Хабаровск: Издательство "Амур", 1990.

Н. Рахмановa. Л.: Детская литература, 1976.


Текст скопирован со страницы Санкт-Петербургского Толкиеновского Общества