Главная Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Серавин А. И.
студент 5 курса факультета психологии СПбГУ

Движение игровиков как вариант клубного поведения

Вы идете в метро, по улице или сидите в электричке и вдруг ваше внимание привлекает парень, девушка, мужчина, женщина в средневековой одежде. Кто это? Задаете вы себе вопрос. Может, рядом происходят съемки сказочного, фантастического или исторического фильма? Нет, это не съемки сказки или исторического фильма. Это своеобразная реальность наших дней и основная тема моего сегодняшнего доклада.

"Пусть начнется же песнь эта
по былинам нашего времени,
а не по замышлению Баяна".

Представьте: вы отправляетесь в туристический поход и вдруг натыкаетесь в лесу на "средневековый" замок или палаточный город, где жители одеты в стилизованную под средневековье одежду, а может и в точно реконструированную одежду и доспехи былых времен. На дорогах вы увидете: воинов, рыцарей, поблескивающих стальными доспехами, женщин с грацией прекрасных дам, воспетых трубадурами, длиноволосых девушек, детей. Мир фантазии, сказки, средневековья, воплощенный в наше время, приоткроет для вас свои ворота. Эта встреча может произойти как в чешских горах, так и на холмах Калифорнии, в карельских или уральских лесах. Этих людей может быть всего несколько человек, а бывает и десять тысяч. Для удобства стоит их объединить одним названием - игровики.

Сколько же их? (надо учесть, что проведенные исследования численности участников игр приблизительны). В Санкт-Петербурге их около полутора тысяч, в Москве около 2 тысяч. По другим городам России (Казани, Новгороде, Уфе, Новосибирске и т. д.) до 2 тысяч. В республиках бывшего СССР: Белоруссия - 200 ч, Украина - 200, Латвия - 100 и т. д. В Чехии - 500, Австрия, Франция, Германия, Дания, Швейцария - 1000, Англия - 15000, США - 25000, Австралия и Япония - 1000. Всего в мире можно говорить примерно о 50000 активных поклонников такого вида досуга.

В движении игровиков можно выделить три течения: толкиенисты (к ним относятся перумисты, хоббиты, фэнтези и т. д.), творческие анахронизмы и реконструкторы. Но стоит учесть, что люди из одного течения могут участвовать в играх другого.

Толкиенисты являются преобладающим течением в нашей стране. Возраст основного состава участников от 16 до 25 лет. Основопологающими сценариями и сюжетами для игр являются легенды и романы о рыцарях круглого стола, книги Толкина, Перумова и др. писателей стиля фэнтези. О них хочется сказать так:

"О славном парне
будет речь,
он звался Робин Гуд,
недаром имя смельчака
в народе берегут.
Еще он бороду не брил,
а был уже стрелок,
и самый дюжий бородач
тягаться с ним не мог".

У толкиенистов в играх, как и в читаемых ими книгах, приобладает магия и колдовство. Маги, колдуны, драконы являются хозяевами и неотьемлемой частью их игр. Оружие и доспехи - не реконструкция и зачастую условны, мечи деревянные. Характеризующей чертой этого течения является то, что его пополняют рекруты из таких движений, как хиппи, панки, униформисты-милитари.

О творческих Анахронизмах известно не много. В основном это люди среднего возраста, различных профессий и специальностей. В этом течении гармонично сливаются фантазии и реконструкция. Они являются доминирующим движением в США. Одежда их представляет собой причудливую смесь фэнтези и реконструкции. Доспехи не условные, но и не реконструкция, оружие не стальное.

Реконструкторы стремятся как можно точнее реконструировать одежду, нравы и доспехи средних веков. Возраст участников такой же как и у творческих Анахронизмов. Одежда и доспехи достойны музейных стендов. Игры и турниры проходят в стальных доспехах, со стальным оружием. Больше всего реконструкторов в Англии. О них можно сказать:

"Была одета пышно рать,
и было рыцарям подстать
великолепье их забав.
Когда бывало всех собрав
и дам и рыцарей в кружок,
звучал в старинном замке рог".

В процессе наблюдения за игровиками, опроса и интервьюирования их, мне удалось выделить семь причин, способствующих и чаще всего приводящих людей на игры, но для каждого отдельного игровика наборная мозаика из этих причин индивидуальна и для каждого различна доминанта.

1. Влекомые кольчугой и мечом. Начну словами из "Песни о Нибелунгах":

Полны чудес сказания давно минувших дней:
про громкие деянья былых богатырей,
про их пиры, забавы, несчастья и горе
и распри их кровавые услышите вы вскоре.

 Вот уже минуло с тех пор почти 800 лет, а герои средневековья притягивают нас своим колоритом. Король Артур, рыцари Круглого Стола, Робин Гуд, Ричард Львиное сердце, Владимир Красно Солнышко, Александр Невский. Кто их не знает? Они являются частью истории и частью нас самих. Они до сих пор оказывают на нас свое влияние. 92 % мальчиков, посмотрев фильм о Робин Гуде и ему подобные, делали себе луки, копья, мечи и играли в войну. Из них 80 % когда-нибудь дрались на деревянных мечах, палках. Интерес к средневековью - не каприз нашего времени: сюжеты и люди, жившие в те далекие времена вдохновляли не только писателей нашего времени. Романы всем хорошо известного Вальтера Скотта "Квентин Дорвард" и "Айвенго" были написаны почти 200 лет назад, а дилогия Конан Дойля о Найджеле Лоринге "Белый отряд" и "Сэр Найджел" 100 лет назад. Успех "Белого отряда" превзошел самые смелые ожидания автора. Только за 8 лет после первой журнальной публикации роман переиздовался 25 раз. Чем вызван этот непрекращающийся интерес к средневековью? Не тем ли, что за прошедшие столетия изменилось многое и в то же время ничего. Иным стал облик Земли и людей, но прежними остальсь человеческие проблемы и мечты, и где-то в глубине души не исчезла тяга к истинной Красоте, Любви, Благородству, Отваге - к ценностям без времени, без расовых, культурных и территориальных различий. Давно прошли те времена, но институты дворянства и рыцарства, созданные в средневековье и окруженные романтизмом чести и приключений, до сих пор будоражат воображение и вдохновляют на дерзкие подвиги. Кто из из нас хоть изредка не мечтал оказаться в средневековье? Кто хоть раз в жизни не поддался магии этого времени? Будь это мальчишка, мнящий себя рыцарем, или девочка, чувствующая себя принцессой. Неудивительно, что некоторые люди создают для себя средневековье не только в мечтах, но и в реалиях нашего мира.

2. Удлинение сроков физического существования отцов и детей. Известный французский демогроф А. Сави подсчитал, что в конце XVIII века средний возраст детей в момент смерти одного из родетелей был 16 лет, средний возраст в момент смерти второго родителя 32 года, средний возраст сына в момент смерти отца был 20 лет. Сегодня считается нормой, если у 20-летних живы не только отцы, но и деды. Удлинение сроков физического существования "отцов" и "детей" при одновременном увеличении социально- культурных различий между ними необходимо ставит общество перед проблемой оптимального распределения социальных функций, соотношение старых и молодых кадров в разных видах деятельности и т. д. В связи с этим расширяется период "детства" и соответственно возрастает количество и разнообразие молодежных движений. Уменьшение в наше время смертности пожилых людей оставляет не у дел часть молодежи, которой гораздо труднее в нынешнее время занять социально значимое место в обществе. Не найдя себя в общественной жизни, многие молодые люди стремятся найти себя в чем-то другом: в выпивке, спорте, семье, а некоторые в играх, которые дают им шанс на своеобразную психотерапию их фрустрированных надежд на жизнь и социальное положение. В игре этот молодой человек может побыть как королем, правящим миром, колдуном, решающим судьбы народов, так и воином, нищим. Об этом же говорится в одной из толкиенистских песен:

Все неясно в этом мире -
пей милая, пей.
Кто на троне, кто в сортире
пей милая, пей.

   3. Одиночество.

Кто не уйдет от всех забав,
Отшельничий посох взяв,
И кто не предпочтет покой
Безумной суете мирской.

Однако на покой мало кто стремится, чаще всего одиночество не только тяготит, но и угнетает человека. Оноре де Бальзак писал: "Человека страшит одиночество. А из всех видов одиночества страшнее всего одиночество душевное". А.И. Юрьев писал, что одиночество стимулирует человека к вступлению в какое-то движение, партию или приобретение хобби. Многие люди именно поэтому приходят на игры.

4. В журнале "Итоги" была статья о игровиках и там отмечалось, что "хоббитские игрища" - лучший отдых от действительности. В самом деле, попадая на игру вы не только забываете на некоторое время о нашей действительности, но и прекрасно проводите время в палатках, средневековых замках, на свежем воздухе, в общении с интересными и неординарными людьми.

5. Жажда приключений, необычных ощущений и испытаний, вкус неведомового ведет человека на вершины гор, в глубины пещер. Она же приводит некоторых к участию в рыцарских турнирах. Ведь участие в крестовом походе где-нибудь в Америке или в штурме средневекового замка в чешских горах, дадут вам не только незабываемые приключений, но и воспоминания на всю жизнь.

6. Привлечь к себе внимание. У многих людей, особенно у молодых, есть желаниия как-то выделиться из окружающей их обстановки, шокировать окружающих своим поведением, высказываниями или одеждами . Это особенно хорошо проявляется в молодежных движениях, где прически и одежда необычны, вызывающи и всячески привликающие внимание окружающих к их владельцу. Когда по эскалатору идет рыцарь в полном боевом доспехе или хотя бы хиппи со щитом и мечом в руках, они получают достойную их долю общего внимания.

7. Агрессия. Многим из нас уже доказали, что человек произошел от обезьяны, т. е. от животных и он наделен всеми теми инстинктами что и его, так сказать, братья и сестры меньшие. Хочу сказать об агрессии, т. е. инстинкте борьбы, направленном против собратьев по виду у животных и человека. Конрад Лоренс советует его переадресовывать и считает этот механизм этологически выработанным, дабы получить умиротворяющее действие. На играх ты можешь воплотить этот инстинкт в реалии игрового мира, создав войско и отправившись с ним в поход, не ради каких-то материальных ценностей, а для того чтобы "порубить" собратьев по игре.

И.С.Кон в своей книги "Психология ранней юности" отмечает, что юношские группы и их соперничество - всеобщий факт человекческой истории. В первобытном обществе существовали специальные союзы. В феодальном - так называемые "королевства шутов", в деревнях "левобережные" враждовали, когда условно, а когда и нет, с "правобережными". В послевоенном Ленинграде прохидили довольно жестокие стычки между ребятами с Петроградской и Выборгской стороны. Явление это многоуровенное. Самые глубинные, универсальные его пласты - противопостовление "Мы" и "Они". Это и наблюдается на играх, где проходят постоянные сражения между государствами и народами, населяющими их.

   Приведу пример, как в ситуации игры могут сочетатся приведенные выше причины, побуждающие людей заниматься играми. Молодой человек становится королем какого-то государства и отправляется в поход на соседнее (типичный случай на игре). Игра идет на средневековую тему и молодой человек пытается поступать, как популярные герои средневековья - первая причина. Он никогда не станет в жизни королем, но на игре может попробовать управлять миром и воплотить таким образом, может быть, свои незбыточные надежды - вторая причина. У него войско, друзья, единомышленники. Он не одинок - третья причина. В процессе игры, если его угнетает современная действительность со своими законами и нравами, он может ее поменять. В нашей жизни бывает трудно распознать хороший человек или плохой, правду говорит или ложь. На игре все ясно, там человек если играет плохого, то очень плохого, и ты сразу это видишь - четвертая причина. Парадокс: чем человек добродушнее и неагрессивней в жизни, тем чаще его можно увидеть в роли очень агрессивных и отрицательных персонажей. Поход может принести приключения и подвиги - пятая причина. Став королем, он выделится из окружающих и получит заслуженную славу - шестая причина. Отправившись в поход, порубится и повоюет с сотоварищами - седьмая причина. Какая причина была доминирующей, - это вопрос индивидуальных мотиваций и различий личности.

У нас в Санкт-Петербурге пытаются бороться с игровиками, конфискуя у них мечи и ставя на учет в милицию. Но это не решение проблемы. Проблема наполовину решена, если удалось ее понять, осмыслить.

Бесполезно бороться с распространением холодного оружия: те кому оно надо все равно его приобретут, что хорошо видно на примере казаков, которые начали делать себе шашки из рессор, поддавшись всеобщему движению к самоопределению и возвращению к обычаям предков, ведь здесь речь идет не о сотне клинков, а о тысячах незаконных клинков, хранящихся дома, и государство бессильно что-либо с этим сделать. Те, кто родился в конце 30-х, начале 50-х годов, играли в хулиганов, поголовно по всей стране делали из напильников ножи, - увлечение не безобидное. Однако таким количеством холодного оружия они поранили удивительно мало людей. Мои сверстники, надеюсь, помнят времена, когда мы переболели ушу, ниндзю-цу, фильмами с участием Брюса Ли, Джеки Чана, Чака Норриса. Почти каждый имел у себя, если не нунчаки, то какое-нибудь холодное оружие, но не многие пользовались им в реальной драке. Стоит узаконить холодное оружие и контролировать его распространение, как в странах Западной Европы, или ввести на него такие же правила ношения и приобретения, как сейчас у нас введены на газовое оружие.

В конце хочется сделать следующие выводы:

Движение игровиков, заявившее о себе в конце 60-х за рубежом, приобретает сейчас все большие размеры. У нас в стране если пять лет назад на игру съезжалось около ста человек в карельские леса, то теперь может съехаться около пятисот, и можно прогнозировать дальнейший рост этого движения.

Относиться к игровикам надо, как к своеобразной форме клубного поведения. Это не только экзотический отдых от современной действительности, но и необычная форма психотерапии, при помощи которой люди стремятся избавиться от избыточной агрессивности и воплотить свои фруструированные надежды на жизнь, попасть в идеализированный мир морали и законов, где "зло" - это зло, а "добро" - это добро. В нашем мире, где так много значат слова "надо" и "должен", бывает иногда полезно вернуться к детской непосредственности, в сказочный мир фантазии и забыть, хотя бы на краткий миг, слово "надо" и слово "должен".

Я говорю, что в сказках наша жизнь.
Я говорю, что иллюзорен мир вокруг.
Мне говорят, что в сказках только дети.
Мне говорят,
    что иллюзорна
        лишь мечта.

Размещено: 27.11.00